У меня близкая подруга по вине своего мужа(автокатастрофа) стала недееспособным инвалидом 2 группы. живёт со своей пожилой матерью..

28.11.2017, 12:17

Забота о немощных людях в России поэтапно перестает быть делом самих «утопающих» и их семей. В Воронежской области открываются новые, более комфортные дома-интернаты для пожилых и инвалидов. Пристроить туда родственника или, может, найти последнее пристанище для себя становится теперь не так уж сложно. Но этот выбор в России – чаще всего на грани душевной катастрофы.

Корреспонденты «Горкома36» попытались разобраться в ситуации, побывав в воронежских семьях и в областном доме-интернате милосердия для престарелых и инвалидов.

У меня близкая подруга по вине своего мужа(автокатастрофа) стала недееспособным инвалидом 2 группы. Живёт со своей пожилой матерью..

Я еще не «вернулась»

Татьяна Подоприхина, председатель регионального общества больных рассеянным склерозом и член Общественного совета при областном департаменте здравоохранения и областном Росздравнадзоре, 12 лет ухаживала за своей мамой, прикованной к постели тяжелым недугом – системной миеломой.

– Полтора года, как не стало мамы, а я все еще не отошла – не вернулась к нормальной жизни. Первое время ездила ухаживать за ней в Гремячье каждый день, потом – перевезла к нам в Воронеж. Спасибо мужу, что выдержал такой мой ритм. Памперсы, пролежни, постоянные боли из-за разрыва костной ткани – все это еще свежо в моей памяти. Да, были конфликты.

Но мы с нею строго придерживались одного правила: не уходить в ночь, не помирившись, и это охраняло наши отношения. По мировым стандартам, в многолетнем уходе за больным должна быть ротация. А если все это ложится на плечи одного человека, то он разрушается сам. Эта ниша психологической помощи именно родственникам в нашей стране и в регионе пока пустует.

А таких случаев очень много, просто люди замкнулись в своей беде и для общества невидимы. В районах области много молодых людей, прикованных к постели. Они просто лежат, и им уже ничего не надо.

А если бы врачи занялись ими раньше, вовремя снимали обострение, оперативно назначали лечение, то это были бы перспективные ребята, которые могли бы себя обслуживать и даже работать, – говорит Татьяна Подоприхина.

Гром среди ясного неба

Нине Михайловне Зорькиной (фамилия изменена. – Авт.) 75 лет. Последние 16 лет она ухаживает за дочерью, которой сейчас 42 года. К постели ее приковал рассеянный склероз. Девушка была замужем, растила сына. Диагноз прозвучал для всей семьи как гром среди ясного неба.

Муж Лены из семьи ушел. Однокурсники, коллеги, подруги отдалились. У Лены остались только мама, отец и сын. Нина Михайловна переворачивает, приподнимает дочку по нескольку раз на день уже восемь лет подряд. У Лены – хронический цистит и доброкачественная опухоль в мочевом пузыре.

– В нашей поликлинике сначала отказали в консультации уролога на дому. Я обратилась к заместителю главврача – и теперь уролог осматривает дочку, меняет катетер. Памперсов уходит до пяти в день. В управлении соцзащиты выдают только по два на день. Остальные приходится закупать самим. Или выручают такие же семьи, у которых сохранились памперсы после смерти родственников.

Как-то раз Нина Михайловна, переворачивая Лену, почувствовала резкую боль в животе и была госпитализирована с ущемлением пупочной грыжи. Сиделку на время госпитализации семья потянуть не смогла. Воронежские тарифы сиделок – 150 руб. в час. Через свое ТСЖ удалось найти женщину из соседней многоэтажки, которая согласилась мыть Лену, менять памперсы за 50 руб. в час.

Счастлива по-настоящему

Тамара Ануфриева, по профессии врач-терапевт, уже восемь лет прикована к инвалидному креслу. Работала на своем участке на пределе сил. Не долечившись после ОРВИ, с температурой вышла на работу. Вот на таком выгорании и появились первые признаки грозного недуга.

Как врач Тамара понимала прогноз своей жизни и в областной дом-интернат милосердия для пожилых и инвалидов обратилась сама, когда пришлось пересесть на коляску. А потом сюда же переехал доживать свой век и ее одинокий отец. Сейчас Тамара уже с трудом удерживает в руках кружку с чаем.

В интернате у нее своя комната с живописным видом из окна, много книг. А четыре года назад Тамара вышла замуж. Виктор Кульнев работал здесь же юристом, помогал постояльцам – участникам Великой Отечественной войны – получить положенные им по закону квартиры. Преподавал право во ВГАУ.

По ходу всех своих дел как-то зашел в комнату к Тамаре – с тех пор они неразлучны.

У меня близкая подруга по вине своего мужа(автокатастрофа) стала недееспособным инвалидом 2 группы. Живёт со своей пожилой матерью..

– Когда я узнала о своем диагнозе, то для меня было немыслимо – как это я вдруг буду ходить с палочкой? Потом – как буду ездить в инвалидной коляске? И вот езжу спокойно. И уже не могу читать, и одна нога не двигается, боль не отступает по 18 часов в сутки.

Но именно в таком состоянии я встретила свою любовь, начала писать стихи и впервые чувствую себя по-настоящему счастливой. Мне было бы гораздо хуже, если б я была на ногах, но без Виктора. К нам в гости часто заходят знакомые – молодые, здоровые люди. Но я вижу, какая в их глазах тоска, в них – все печали нашего мира.

А мне сейчас на душе гораздо лучше, чем в молодости. Самое главное – упорядочить свою духовную жизнь, и тогда уже ничего не страшно, – рассказывает Тамара.

Новый отсчет

В доме-интернате у каждого своя судьба – как отражение всех наших страстей из «здорового» мира. Пожилую женщину в интернат привели соседи. После смерти сына невестка выставила ее из квартиры, которая по документам оказалась подаренной внукам, и женщина стала жить там же на лестничной клетке.

Или – 60-летний Сергей Квасов, врач-дерматолог. Похоронил сначала жену, потом родителей. А потом два дня пролежал в своей квартире, будучи иногда не в силах добраться до телефона. Однажды сестра с мужем вскрыли дверь и вызвали «скорую». После госпитализации с инсультом в БСМП и курса реабилитации Квасов решил перебраться в интернат. Родные с этим решением согласились.

У меня близкая подруга по вине своего мужа(автокатастрофа) стала недееспособным инвалидом 2 группы. Живёт со своей пожилой матерью..

– Намного достойнее жить здесь, чем быть обузой для родственников, – говорит Сергей Иванович.

Здесь он постепенно встает на ноги, заново учится ходить и понял, что жизнь продолжается. Появились друзья, личные отношения. Теперь Сергей Иванович строит планы заново.

Елизавете Петровне Полежаевой 91 год. Доживать свой век в интернате она решила после совета с дочерью.

– Я жила у дочки в ее однокомнатной квартире и понимала, как ей мешаю. Поэтому мы решили, что я переселюсь сюда. И все наконец стало на свои места. Отношения с дочкой улучшились. Она меня часто навещает. А у меня здесь отдельная комната и очень достойный уход, – делится Елизавета Петровна.

Последняя остановка

– Я все чаще понимаю, что дома-интернаты – это устойчивый тренд. Ведь население стремительно стареет, – признается Юрий Недосейкин, директор Воронежского областного дома-интерната милосердия для пожилых и инвалидов.

У меня близкая подруга по вине своего мужа(автокатастрофа) стала недееспособным инвалидом 2 группы. Живёт со своей пожилой матерью..

По его словам, никакого «пробивания», чтобы попасть в интернат, уже не нужно. В таких учреждениях по региону сейчас много свободных мест. Право на проживание здесь есть у любого человека с 1-й или 2-й группой инвалидности, а также у женщин после 55 и мужчин после 60 лет.

– Люди, которые приходят к нам сами с настроем здесь жить – они и живут намного дольше. А тех, кого родственники привозят обманом – такие уходят быстро, – говорит Юрий Недосейкин.

Однажды целое семейство привезло к нему оформлять свою престарелую бабушку. Недосейкин начал разбирать бумаги и увидел, что у пенсионерки, помимо весьма скромной пенсии, идут еще ежеквартальные начисления от акций в размере 138 тыс. руб.

– Я показываю бумаги ее родственникам, которые, по всей видимости, пропустили «самое главное». И те без лишних слов бережно взяли бабушку под руки и уехали все вместе домой, – улыбается Юрий Николаевич.

Фото Сергея Губанова

Кстати

• Вызовите на дом к немощному родственнику участкового терапевта. Он обязан выписать малый посыльный лист. После этого к больному придут врачи – узкие специалисты – и поставят в листе свое заключение.

У меня близкая подруга по вине своего мужа(автокатастрофа) стала недееспособным инвалидом 2 группы. Живёт со своей пожилой матерью..

• С заполненным посыльным листом надо прийти в областное бюро медико-социальной экспертизы, где будет выписана реабилитационная карта инвалида. В этой карте должно быть заложено все, что вам потребуется: памперсы, инвалидные коляски, ходунки, калоприемники, кресла-туалеты. Настаивайте на максимальном списке.

• С этой реабилитационной картой – в управление социальной защиты по месту жительства, где вы получите бумаги на все утвержденные технические средства реабилитации.

Здесь же можно договориться о приходе на дом социального работника, который будет закупать продукты, оплачивать коммунальные и другие услуги, если немощный человек проживает отдельно.

Но ухаживать за самим больным – например, менять памперсы – он не будет.

Также можно подать в казенное учреждение Воронежской области «Управление социальной защиты населения» по месту жительства заявление о назначении и выплате компенсации расходов за самостоятельно приобретенные технические средства реабилитации. Компенсация выплачивается в размере стоимости приобретенного товара, но не более стоимости такого средства реабилитации, приобретаемого уполномоченными органами.

• Социальные услуги в стационарной форме социального обслуживания предоставляются их получателям за плату или частичную плату, за исключением несовершеннолетних детей, лиц, пострадавших в результате чрезвычайных ситуаций и вооруженных конфликтов.

Размер ежемесячной платы за предоставление социальных услуг в стационарной форме социального обслуживания рассчитывается на основе тарифов на социальные услуги, но не может превышать семьдесят пять процентов среднедушевого дохода получателя социальных услуг.

• Распоряжение имуществом, в том числе недвижимостью, осуществляется лично гражданами. В соответствии с действующим законодательством после смерти граждан, проживающих в социальных учреждениях, родственники наделены правом на вступление в наследство в соответствии с действующим законодательством.

• По всем случаям оформления человека в стационарные учреждения социального обслуживания Воронежской области, как и предоставления социальных услуг на дому обратитесь в управление социальной защиты населения по его месту жительства. Сотрудники управления разъяснят порядок оформления на стационарное обслуживание, а также окажут содействие в сборе необходимых для этого документов.

Читайте также:  Мой бывший муж устроен на рабочее место более года назад в качестве стажёра на оклад 6000 в месяц. сделано это по изначальной договорённости с директором с целью минимальной суммы уплаты алиментов. Получает он соответственно больше, как говорят чёрную зарплату. Могу ли я как нибудь повлиять на увеличения его оклада либо признания в судебном порядке незаконности таких выплат?

В тему

Юрий Недосейкин:

– Я начинал работать здесь с тем настроем, что нельзя сдавать сюда своих немощных родственников. А теперь никого не сужу, стал понимать, что у каждого своя история, и неизвестно еще, что с нами будет.

Татьяна Подоприхина:

– Наших больных иногда мы сами уговариваем уходить в интернат. Потому что социальный работник пришел и ушел, а помощь такому человеку нужна постоянная. У нас в Воронеже есть семья, где рассеянным склерозом болеют отец и взрослый сын. Каждый лежит в своей квартире, а мама воспитывает второго сына и разрывается между ними всеми.

Светлана Чуприна, главный внештатный невролог областного департамента здравоохранения:

– Я убеждена, что выхаживание тяжелобольных после лечения – это нравственный долг семьи.

У нас бывают случаи, когда после инсульта врачи возвращают человека к жизни, а родственники забирать не хотят: мол, для чего вы его спасли и сколько он теперь будет вот таким обездвиженным? Но есть и другие случаи. Молодая женщина приняла на руки из нашего отделения мужа после обширного инсульта.

Ухаживала за ним, надевала памперс, уходя на работу, а вечером несколько часов посвящала реабилитационным занятиям. И однажды к ее приходу с работы он сумел наконец набрать на ноутбуке: «Моя любимая». Вот ради таких моментов родственникам надо забыть об интернатах.

Ради высокого шанса подержать за руку своего обездвиженного мужа или отца и не почувствовать угрызений совести. Да и как мы заботимся о своих стариках заранее, чтоб не доводить их до такого состояния? Показываем ли их вовремя врачам?

Виктор Кульнев, ухаживает за женой Тамарой Ануфриевой:

– Уход за больными в монастырях всегда считался самой сложной работой, сложнее, чем дрова рубить и воду носить. И поэтому мы с Тамарой не осуждаем тех, кто своих родителей оформляет в интернат. Но мое мнение: надо жить вместе.

Пусть у сына кончаются силы и терпение, пусть он лучше накричит на свою немощную мать! Зато потом попросит прощения, и Господь за все эти трудности благословит его.

Все это лучше, чем отправлять в интернат и даже содержать там родителя на хорошие деньги, а потом приходить раз в неделю вежливо пить с ним чай.

Тем временем

Как сообщили «Горкому36» в областном департаменте социальной защиты, сегодня в регионе функционируют 40 стационарных учреждений социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов. В них проживает почти 5 тыс. человек.

У меня близкая подруга по вине своего мужа(автокатастрофа) стала недееспособным инвалидом 2 группы. Живёт со своей пожилой матерью..

С 2010 года в Воронежской области реализуется социальный проект Пенсионного фонда Российской Федерации и правительства Воронежской области по строительству домов-интернатов нового типа.

Построено шесть новых учреждений для людей пожилого возраста и с ограниченными возможностями здоровья.

Здесь созданы максимально комфортные условия для проживания, все приспособлено для медицинской и социальной реабилитации.

13 июня 2017 года после реконструкции открылся Новохоперский психоневрологический интернат.

В 2017-2018 годах запланировано строительство геронтопсихиатрического центра в Грибановском районе.

Открытие новых домов-интернатов позволило не только ликвидировать очередность, но и улучшить условия проживания. Новые здания оснащены современным оборудованием, лифтами, подъемниками. Организована работа психологической, реабилитационно-оздоровительной службы, лечебной физкультуры, массажного кабинета, комнаты психологической разгрузки.

«Ты себе больше не принадлежишь»: как живут семьи с тяжелобольными родственниками

Елена живет вместе с мужем в Смоленской области, ухаживает за 77-летней матерью, которой несколько лет назад поставили диагноз деменция. Дети выросли и разъехались: одна дочь живет с семьей в Смоленске, другая — в Санкт-Петербурге.

Шесть лет назад Елена стала впервые замечать проблемы с памятью у матери: «Она задавала вопрос, слышала ответ, а потом могла еще раз десять повторить вопрос». Сначала все списывали на обычные проблемы с памятью у пожилых людей.

«Про деменцию никто у нас в семье ничего не знал, само слово деменция я узнала три года назад».

Мама тогда жила отдельно в деревне, сама себе готовила, убиралась, если плохо себя чувствовала — вызывала скорую. Но к концу 2015 года ее состояние начало ухудшаться: «Она вызывала скорую, а когда та приезжала, она уже ходила по огороду и с удивлением спрашивала у них, зачем они приехали». В один из таких визитов врачи решили отвезти женщину в психоневрологический интернат.

Елена стала регулярно ездить в ПНИ и навещать маму, ждала выписки, но в один из дней мама не вышла. «Ее вывезли на коляске в совершенно невменяемом состоянии. Еще пару дней назад она сама ходила, разговаривала, отвечала на вопросы, а теперь она в состоянии овоща.

У меня случилась истерика, я кричала: „Что вы сделали с моей мамой“». По словам врачей, у женщины случился микроинсульт, что и привело к такому ухудшению.

Елена забрала мать из интерната с диагнозом болезнь Альцгеймера и сосудистая деменция, оформила инвалидность I группы, переселила к себе в двухкомнатную квартиру и полностью взяла на себя уход.

У меня близкая подруга по вине своего мужа(автокатастрофа) стала недееспособным инвалидом 2 группы. Живёт со своей пожилой матерью..

За последние три года она ни разу не оставляла маму более чем на пару часов, даже поход в ближайший магазин — теперь проблема. «С 2016 года я никуда не выезжала. Я не могу ее оставить. Я в магазин выхожу максимум на полчаса, когда захожу в подъезд, слышу, как на пятом этаже мама стучит со всей силы в дверь. Она очень боится оставаться одна».

«Это не моя мама»

Необходимость ухаживать за угасающими родственниками, будь то пожилые люди с деменцией или больные в терминальной стадии, — сильный удар по всей семье.

Помимо физического аспекта — полностью обслуживать потребности больного, следить за питанием, подвижностью, выполнять назначения врача, мыть, переворачивать (а в случае со взрослыми лежачими больными речь может идти о весе в 80—90 и выше килограммов) — ухаживающие подвергаются сильному ежедневному стрессу.

«Тяжело не столько физически, сколько морально, — говорит Елена. —  Находиться 24 часа с психически больным человеком — очень трудно. Ты себе больше не принадлежишь, вся жизнь подстраивается под больного. Она ничего не помнит, не понимает, когда с ней говорят. Я на нее порой смотрю — от моей мамы уже ничего не осталось. Как будто это не моя мама, а чужой человек».

Выгорание — очень частое состояние людей, ухаживающих за тяжелобольными близкими. По информации международной организации Alzheimer’s Association, от 30 до 40 % человек, ухаживающих за больными деменцией родственниками, страдают депрессией. Едкая смесь из чувства вины, жалости, злости и бессилия эмоционально истощает.

У меня близкая подруга по вине своего мужа(автокатастрофа) стала недееспособным инвалидом 2 группы. Живёт со своей пожилой матерью..

По словам психолога Зары Арутюнян, дементный больной — уже другой человек. И ухаживающий родственник сталкивается с тем, что тот человек, которого он знал и любил, ушел, а вместо него появился какой-то незнакомец, капризный, порой крайне агрессивный. Такого сложно любить.

«Из этой точки рождается чувство вины, — объясняет она. — Люди думают: „Это же моя мама, я ее люблю, а я злюсь, сержусь, а должна быть терпеливой, я не справляюсь“. В какой-то момент они уже ждут конца, смерти и ненавидят себя за это.

Это чувство вины выматывает, съедает эмоциональные ресурсы, которые и так ограничены».

Двадцатитрехлетняя Татьяна жила с родителями в Москве, училась на психолога, когда в 2017 году ее бабушке поставили диагноз сосудистая деменция. Родители решили перевезти ее к себе.

Незадолго до этого у матери Татьяны обнаружили онкологическое заболевание в третьей стадии, и она тяжело переживала этот диагноз. После переезда бабушки из-за натянутых внутрисемейных отношений атмосфера в доме стала напряженной.

Осенью 2017 от рака скончалась мама, и Татьяна осталась жить с отцом, частично взяв на себя уход за бабушкой.

«На этом фоне у меня у самой возникли психические проблемы. Просто не чувствую ничего, — говорит Татьяна. — Не хочется заходить в комнату, как-то стараться что-то делать. Все это просто невыносимо».

Ухаживающий близкий человек длительное время находится в таком сильном стрессе, что порой сам умирает раньше, чем его подопечный.

«Когда в семье появляется тяжелый больной, часто родственники пребывают в иллюзии, что болезнь можно вылечить, что нужно приложить максимум усилий. Они бегут спринт, а им надо бежать на самом деле марафон.

Марафон — это не выкладываться на сто процентов одномоментно, а поступательно двигаться к своей цели. Главное — сберечь силы», — отмечает Арутюнян.

Уход за тяжелобольными в семье чаще всего ложится на плечи женщин. По данным той же Alzheimer Association, две трети ухаживающих за людьми с деменцией — женщины, большинство из них — в возрасте от 45 до 65 лет.

Они относятся к так называемому «поколению сэндвич»: их дети еще не выросли или не встали на ноги, а пожилым родителям уже требуется помощь, уход и порой опека. Это трудоспособное население, которое оказывается запертым в стенах собственных квартир.

До своей пенсии еще много лет, и им приходится жить на пенсию опекаемого и пособие в 1200 рублей. Кто-то находит работу на дому, кто-то перевозит тяжелобольного к себе, сдавая квартиру опекаемого.

Выступление главы фонда помощи хосписам «Вера» Нюты Федермессер о ситуации в ПНИ на заседании Совета по правам человека, 24 июня 2019 года.

Жительнице Санкт-Петербурга Марине 44 года. В конце 2013 года у ее на тот момент 65-летней мамы, работавшей санитаркой в аптеке, появились первые признаки болезни Альцгеймера. В основном это касалось быта: например, она варила макароны, но не ела их, а на вопрос, зачем сварила, отвечала: «Не знаю». Болезнь прогрессировала.

В январе она поехала в знакомую клинику для продления санитарной книжки и не смогла ее найти. Съездила второй раз, потом третий, но так и не нашла здание, которое до этого посещала каждый год. Марина отвела маму к врачу, и уже в феврале 2014 года ей поставили диагноз сосудистая деменция.

Уже через полтора года стало понятно, что маме нужен постоянный уход, и Марина наняла сиделку, а в конце 2017 ушла с работы и стала сама полностью ухаживать за матерью.

Читайте также:  Здравствуйте, насколько правомерно ТСЖ применяет ст.395 ГК РФ к собственнику который неоплачивает или частично оплачивает оплату по содержанию дома и коммунальным платежам?

«Мы живем с мамой вдвоем, других родственников нет. Сейчас работаю дома, —  рассказывает Марина. — Моя мама спокойна в болезни, я могу оставить ее одну и уйти, например, в кино.

Мама никуда не лезет, нет агрессии, бреда, ущерба и фекальной стадии. Но она стала полностью зависима от меня, я уже не распоряжаюсь своей жизнью.

Самое тяжелое — невозможность уехать куда-то надолго, на целый день».

«Для нашей семьи это неподъемная сумма»

От государства семьи с тяжелобольными родственниками могут получить крайне ограниченную материальную и финансовую поддержку: пеленки и памперсы — не более трех единиц в сутки, инвалидное кресло, специальную кровать, денежное пособие — для самого больного и ухаживающего за ним. Все это — в размере, не покрывающем и половины от потребностей семьи. Но даже за эту помощь необходимо порой бороться, продираясь сквозь бюрократические преграды.

«Тяжело не столько физически, сколько морально. Ты себе больше не принадлежишь, вся жизнь подстраивается под больного. Я на нее порой смотрю — от моей мамы уже ничего не осталось. Как будто это не моя мама, а чужой человек»

Сиделок на полный день государство предоставлять не обязано. Семьи с тяжелобольными могут обратиться в центр социального обслуживания (ЦСО) за бесплатным соцработником, но сначала надо будет показать, в каких условиях проживает больной, собрать справки о доходах семьи.

Если у семьи доходы выше прожиточного минимума, то бесплатный соцработник не полагается. В этом случае услуги можно заказать на платной основе: например, в Москве помощь по уходу обойдется в 315 рублей в час.

Но на практике речь не идет о сиделках на полный рабочий день: обычно у каждого соцработника по 10—15 подопечных, и в сутки на каждого из них они тратят не более 2 часов.

По словам самих ухаживающих, помощь соцработников все равно не позволяет надолго отлучиться из дома, тем более вернуться на работу — они могут помочь приготовить еду, сходить за продуктами и лекарствами, но кто-то постоянно должен находиться дома.

С 2018 года в России заработал пилотный проект по внедрению системы долговременного ухода за пожилыми людьми и инвалидами, в 2019 в нем участвуют 12 регионов.

Заявленная цель — поддержать семейный уход, социальное обслуживание и медицинскую помощь на дому, в полустационарной и стационарной форме с привлечением службы сиделок и патронажа».

Он предусматривает «тяжелым» группам ухода предоставление «расширенного пакета услуг», то есть четыре часа помощи в день, что радикально отличается от двух часов один раз в неделю, как в большинстве регионов сейчас.

«Четыре часа ухода — конечно, недостаточно, если человеку нужна круглосуточная помощь, но эти обязательства уже сейчас могут взять на себя даже „бедные“ регионы», — считает Елизавета Олескина, директор благотворительного фонда «Старость в радость», отвечающего за разработку методологии для этого проекта.

  • Сколько государство платит инвалидам и ухаживающим за ними?
  • ЕДВ инвалидам I группы — 2661,52 рублей.
  • ЕДВ инвалидам II группы и детям-инвалидам — 1580,2 рублей.
  • ЕДВ инвалидам III группы — 1041,25 рублей.
  • *ЕДВ — ежемесячная денежная выплата

Они также вправе выбрать, в каком виде получать бесплатный набор социальных услуг (НСУ) — в натуральном либо денежном. С 1 февраля 2019 НСУ составляет 1121,42 рублей ежемесячно (863,75 рублей на медицинские препараты, 133,62 рублей на санаторно-курортное лечение и 124,05 рублей на проезд к месту лечения и обратно).

  1. Социальная пенсия — выплачивается никогда не работавшим инвалидам I, II, III групп, детям-инвалидам и инвалидам с детства: от 4509 рублей до 12731 рубля + региональные доплаты, если такие предусмотрены.
  2. Страховая пенсия — выплачивается ранее работавшим инвалидам в зависимости от стажа и общей суммы страховых взносов: от 5334,19 рублей.
  3. Пособие лицам, осуществляющим уход (ЛОУ) за нетрудоспособными гражданами и инвалидами (кроме детей-инвалидов и инвалидов с детства I группы), — 1200 рублей (только для неработающих граждан).
  4. Пособие лицам, осуществляющим уход (ЛОУ) за детьми-инвалидами и инвалидами с детства I группы, — 10000 рублей (только для неработающих родителей либо опекунов трудоспособного возраста).
  5. Источник: Пенсионный фонд РФ

В регионах-участниках стали открываться центры обучения для специалистов, работающих с подобными тяжелобольными, школы по уходу для родственников, но о масштабном охвате сиделками всех нуждающихся речи пока не идет.

Сейчас для ухаживающих родственников выбор невелик: получать 1200 рублей, не работать и самим ухаживать, остаться без пособия и нанимать сиделку за свои деньги или определить лежачего больного в стационарное учреждение — ПНИ или хоспис. На практике мест в стационарах — как государственных, так и частных — несравнимо меньше, чем людей, нуждающихся в уходе. Да и родственники не спешат отдавать туда своих близких, опасаясь некачественной помощи.

«В ПНИ они живут год-полтора. Мне маму жалко. Если бы еще пансионат был с хорошими условиями, но такие денег стоят. И даже это не гарантирует хорошего ухода, — говорит Елена. — Мне совесть не дает так поступить».

У меня близкая подруга по вине своего мужа(автокатастрофа) стала недееспособным инвалидом 2 группы. Живёт со своей пожилой матерью..

Платные сиделки для большинства семей в России слишком обременительны из-за высокой стоимости услуг. Поэтому на практике один из членов семьи  — чаще всего женщина — вынужден фактически переквалифицироваться в сиделку и уйти с работы.

«Поначалу я еще ходила на работу, но мамино состояние постепенно ухудшалось. Когда я приходила, в ее комнате были содраны шторы, вырваны провода, она размазывала фекалии по стенам, — вспоминает Елена, которая до конца 2016 работала старшим продавцом. — И мне пришлось уволиться. Совмещать работу с уходом за таким человеком нереально».

Частично компенсировать плату за сиделку за счет пособий от государства тоже не получится. Сейчас людям, ухаживающим за нетрудоспособными гражданами, полагается лишь ежемесячная выплата — 1200 рублей. Но чтобы оформить это пособие, нужно числиться неработающим.

«Дементный больной — уже другой человек. И ухаживающий родственник сталкивается с тем, что тот человек, которого он знал и любил, ушел, а вместо него появился какой-то незнакомец, капризный, порой крайне агрессивный. Такого сложно любить»

По словам Елены, 1200 рублей в месяц, которые ей выплачивает государство по уходу за инвалидом I группы, — это стоимость сиделки в Смоленской области в сутки. Если нанять ее на каждый день, то сумма превысит всю ее зарплату. Сейчас семья Елены живет на зарплату мужа, мамину пенсию и те самые 1200 рублей пособия.

Семей, столкнувшихся с необходимостью ухаживать за тяжелобольным родственником, тысячи, если не миллионы, но несмотря на масштаб проблемы статистики по ним в России нет. «Государство просто не видит родственников лежачих больных.

Задача проекта системы долговременного ухода состоит в частности в том, чтобы честно «посчитать» всех, кому нужна помощь в стране.

А родные лежачих больных — такие же адресаты системы, как и те, о ком они заботятся», — рассказывает Олескина.

По мнению Арутюнян, ухаживающие крайне нуждаются в психологической помощи, и хотя они могут ее получить бесплатно в некоторых регионах, например, в центрах социального обслуживания, они редко за ней обращаются. Сказываются и усталость, и нехватка времени на себя, и отсутствие культуры обращения к психологам.

«Как-то раз я хотела две недели отдохнуть, съездить к детям. Но посчитала: 1200 рублей в день сиделке, плюс закупка продуктов на маму и на сиделку, еще надо оставить на непредвиденные расходы. Для нашей семьи это неподъемная сумма. Дети выросли — сейчас бы жить и жить, мне всего лишь 51 год. Только дети устроились, а я сижу и выехать даже не могу. Я уже смирилась. Видимо, это мой крест».

Пособие по уходу за инвалидом

Показатель социальной зрелости государства – это забота о людях, которые потеряли трудоспособность или не обладали ею с детства. Как правило, такие люди и граждане старше 80 лет нуждаются в постоянном уходе и заботе.

Зачастую они не могут самостоятельно себя обслуживать, их жизнь зависит от других людей. В этом случае инвалиду назначается официальный опекун, который будет ухаживать за ним. Это поощряется государством посредством специальных льгот и социальных выплат.

Об этом и будет наша статья.

Кто может получать пособие по уходу за инвалидом

Законодательство определяет две категории лиц, ухаживающих за инвалидами, которые могут рассчитывать на компенсационные выплаты.

  • Опекун – это законный представитель своего подопечного, недееспособного гражданина, который защищает его права и интересы в любых инстанциях (в том числе – в суде), без специальных полномочий (ст. 31 ГК РФ) и без доверенности (ст. 15 ФЗ № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве»).
  • Лицо, осуществляющее уход за нетрудоспособными гражданами (далее по тексту – помощник). Помощник ухаживает за нетрудоспособными гражданами, нуждающимися в посторонней помощи и обеспечивает их социальную защиту. При этом объем ухода определяется нетрудоспособным гражданином. (Указ Президента РФ от 26.12.2006 г. № 1455 «О компенсационных выплатах лицам, осуществляющим уход за нетрудоспособными гражданами»).

Опекуны ухаживают за детьми, инвалидами с детства и недееспособными гражданами (ст. 29 ГК РФ). Недееспособными признаются люди, которые не понимают происходящего вокруг них, не имеют контроля над своими поступками, а также не отдают отчета своим действиям.

Помощники же ухаживают за нетрудоспособными гражданами: инвалидами I группы (кроме инвалидов с детства I группы), престарелыми, нуждающимися в постоянном уходе, а также за гражданами, достигшими 80 лет.

Опекуном может стать только совершеннолетний, дееспособный гражданин. Помощником же может стать:

  • Подросток в возрасте от 14 лет;
  • Трудоспособный, но не работающий гражданин;
  • Гражданин, не получающий пенсию или пособие по безработице.

Опекунов назначают органы опеки (в случае с детьми) или суд (для взрослых), при этом в зависимости от обстоятельств это может быть как родственник, так и третье лицо. Помощник сам подает заявление на уход, при этом неважно, приходится ли он членом семьи инвалиду. Главное условие – это отсутствие дохода, в том числе социальных выплат.

Пособие выплачивается независимо от того, совместно проживают граждане или же по разным адресам.

Повышенные выплаты полагаются людям, проживающим в районах Крайнего Севера. Для них применяется районный коэффициент, который используется также для расчета пенсий, пособий и иных социальных выплат.

Размер пособия и льготы

От чего зависит размер пособия? От того, к какой категории относится лицо, ухаживающее за инвалидом.

Так, если вы помощник нетрудоспособного гражданина, и при этом у вас нет никаких источников заработка, то вы будете получать 1200 рублей.

Читайте также:  Приватизация служебного жилья: миф или реальность?

Сумма эта фиксированна и не зависит от того, живете ли вы с нетрудоспособным гражданином и являетесь ли вы членом его семьи. Выплаты начисляются вместе с пенсией самого инвалида.

Родители, усыновители, попечители и опекуны, которые ухаживают за детьми-инвалидами в возрасте до 18 лет и инвалидами с детства I группы также получают компенсацию. Размер выплат составляет 10 000 рублей.

Опекуны взрослых недееспособных граждан получают доплату из ПФР в размере 1200 рублей.

Из последних новостей можно сделать вывод, что в ближайшее время повышения размера компенсаций не предвидится, поэтому не стоит ожидать, что данные выплаты пойдут на увеличение. Однако помимо ежемесячного пособия, опекуну недееспособного инвалида полагаются следующие льготы:

  1. Коммунальные платежи и услуги ЖКХ оплачиваются со скидкой 50% от общей начисленной суммы.
  2. Ежегодно опекун имеет право проходить санаторное лечение и отпуск в санатории вместе с опекаемым.
  3. Также данным лицам доступна скидка на оплату транспортного налога и налога на землю.
  4. Лица, ухаживающие за детьми до 3 лет, имеют право на получение продуктов и средств для малыша, например смесей, медицинских препаратов и т. д.
  5. Налог на имущество опекунами не оплачивается, они освобождаются от его уплаты полностью.
  6. Для опекунов или попечителей детей-инвалидов – не оплачивается налог за одно транспортное средство.
  • Дополнительно ко всему прочему инвалидам I группы регулярно выплачивается пенсия по инвалидности, а распоряжается ей, как правило, также опекун.

При уходе за инвалидом I группы

Денежные выплаты в 2019 году за инвалидом I группы были установлены в следующем размере:

  • 1,2 тысячи рублей при уходе за недееспособным инвалидом;
  • пособие в размере 10 тысяч рублей выплачивается родителям по уходу за ребенком;
  • такая же сумма выплачивается официальным опекунам или усыновителям.

При уходе за инвалидом II группы

Надеяться на социальную помощь при уходе за инвалидом можно только в том случае, если у больного I группа инвалидности. Если опекаемый имеет II группу инвалидности, то никакие пособия не выплачиваются.

Объясняется это тем, что данная категория граждан, как правило, не имеет серьезных нарушений здоровья, поэтому может самостоятельно за собой ухаживать.

Обычно это трудоспособные граждане, которые вполне могут работать и полностью себя обеспечивать.

Впрочем, опекунам инвалидов II группы полагаются льготы – например, 4 дополнительных оплачиваемых выходных, дополнительные 14 дней ежегодного отпуска и т. д.

При уходе за детьми-инвалидами

Денежные довольствия на ребенка-инвалида выглядят следующим образом:

  • каждый месяц производится выплата в размере 10 тысяч рублей родителям или опекунам;
  • единоразово при усыновлении выплачивается сумма в размере 137 566,13 рублей;
  • размер налогового вычета составляет 6 тысяч рублей для опекунов и 12 тысяч рублей для родителей.

Начисление трудового стажа опекуну

Период, когда гражданин ухаживал за больным или инвалидом, засчитывается ему в страховой стаж для начисления будущей пенсии в размере 1,8 коэффициента за каждый календарный год ухода. Эти мероприятия позволяют формировать свою будущую пенсию.

ВАЖНО! Если уход за больным прекращается в связи с выходом на работу или началом осуществления иной деятельности, которая включается в страховой стаж, гражданин, производящий уход, должен лично в течение 5 дней уведомить об этом ПФ РФ, чтобы выплаты были прекращены. Если этого не сделать, необходимо будет вернуть в ПФР неправомерно полученные выплаты.

Список документов

Чтобы оформить опекунство и получать выплаты по уходу за инвалидом, придется предоставить целый пакет документов, поэтому необходимо быть готовыми к тому, что оформление займет некоторое время.

Предоставить необходимо:

  • заявление от лица, которое будет оказывать уход больному;
  • подтверждение от лица, за которым будет вестись уход, о том, что он не против того, чтобы ему оказывалась помощь со стороны третьего лица;
  • справка или выписка из ПФ РФ о том, что опекун не получает никаких пенсий;
  • справка из центра занятости, которая подтверждает, что заявитель не стоит на учете и не получает пособие по безработице;
  • положения акта освидетельствования;
  • медицинское заключение, подтверждающие факт того, что инвалид нуждается в постоянной помощи со стороны третьего лица;
  • паспорт и трудовая книжка человека, претендующего на опекунство;
  • согласие со стороны родителей, если уход осуществляется за ребенком-инвалидом;
  • справка, подтверждающая отсутствие начисленных пособий и иных выплат по уходу за другими гражданами.

Подача документов для ухода за инвалидом I группы осуществляется в местном ПФ РФ по месту регистрации больного.

Порядок оформления пособия

Оформление пособия занимает некоторое время. Вся процедура проходит в несколько этапов. В первую очередь опекуну необходимо собрать полный пакет документации, который приведен выше.

Далее в Пенсионный Фонд России необходимо подать два заявления, одно из которых подается самим нуждающимся, а второе подается лицом, которое будет осуществлять уход. На рассмотрение обращения и проверку документов отводится не более 10 рабочих дней.

Если в назначении выплат будет отказано, ПФ РФ сообщит об этом в течение 5 дней с момента приема документов.

Социальная выплата устанавливается с месяца, в котором подавались документы. Деньги перечисляются ежемесячно вместе с пенсией на реквизиты нуждающегося в помощи лица.

Прекращение начисления пособия

Основной причиной для отказа начислений служит подача заявления о несогласии лица, за которым осуществляется уход. Подать обращение можно в тот же ПФ РФ, где и было подано заявление на согласие по уходу. Иными причинами, по которым могут быть прекращены выплаты, являются:

  • смерть лица, за которым осуществлялись уход и опека;
  • выход на работу лица, осуществляющего уход за инвалидом;
  • фактическое прекращение выполнения своих обязательств по уходу.

Заключение

Опекунство над людьми с инвалидностью приносит пользу не только самим больным, но и тем, кто за ними ухаживает. Совершая общественно полезное дело, опекуны получают за это вознаграждение, с которого производятся отчисления в ПФ РФ. А это значит, что при уходе за престарелым родственником или ребенком-инвалидом можно еще и заработать себе трудовой стаж и будущую пенсию.

Условия и порядок признания гражданина недееспособным

В силу предписаний ст.21 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК) никто не может быть ограничен в правоспособности и дееспособности иначе как в случаях и порядке, установленных законом.

При этом закон допускает случаи вмешательства в сферу дееспособности гражданина, в частности, если это обусловлено наличием у него психического расстройства (душевной болезни или слабоумия), в силу которого он не может понимать значение своих действий или руководить ими.

Так, согласно п.1 ст.29 ГК гражданин, который вследствие психического расстройства (душевной болезни или слабоумия) не может понимать значения своих действий или руководить ими, может быть признан судом недееспособным в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. Над ним устанавливается опека.

Таким образом, для решения вопроса о признании гражданина недееспособным необходимо наличие в совокупности следующих условий:

  1. наличие у гражданина психического расстройства (душевной болезни или слабоумия);
  2. невозможность гражданином понимать значение своих действий и руководить ими.

В то же время гражданин, страдающий психическим расстройством, которое не лишает его способности понимать значение своих действий или руководить ими, не может быть признан недееспособным.

В соответствии с ч.2 ст.

373 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ГПК) дело о признании гражданина недееспособным вследствие душевной болезни или слабоумия может быть начато по заявлению членов его семьи, а в случае их отсутствия — близких родственников, прокурора, органа опеки и попечительства, психиатрической (психоневрологической) организации здравоохранения.

При этом к членам семьи относятся: супруг (супруга), дети и родители, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дед, бабка, внуки, а также другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и иные лица, которые проживают совместно с гражданином, в отношении которого ставится вопрос об ограничении дееспособности, и ведут с ним общее хозяйство (п. 9 ч. 1 ст. 1 ГПК).

Такое право предоставлено в равной мере всем указанным в ч. 2 ст. 373 ГПК лицам, за исключением близких родственников, которые могут обратиться в суд с заявлением о признании гражданина недееспособным только при отсутствии членов семьи у этого гражданина.

Круг лиц, обладающих правом на предъявление требований о признании гражданина недееспособным, является исчерпывающим. При обращении с заявлением лиц, не указанных в ч.2 ст. 373 ГПК, судья отказывает в возбуждении дела, а в случае обнаружения данного обстоятельства в ходе судебного разбирательства прекращает производство по делу (ч. 3 ст. 362 ГПК).

Так, в заявлении суду заявитель А. указала, что ее отец К. в силу своего возраста и из-за умственного расстройства не может понимать значение своих действий.

В последние два года он является лежачим больным, страдает частичной потерей памяти, не может поддерживать беседу, не понимает о чем идет речь, не может сам одеваться и совершать гигиенические процедуры, плохо ориентируется в окружающей обстановке. Из-за болезни нуждается в опеке.

Просила признать отца недееспособным.

В судебном заседании супруга отца Н. ходатайствовала о прекращении производства по делу на основании ч.3 ст.362 ГПК, пояснив, что К. постоянно проживает с ней по другому адресу, ведет с ней совместное хозяйство. Его дочь А. не является членом его семьи и не обладает правом на обращение в суд с заявлением о признании К. недееспособным.

В судебном заседании прокурор также полагал, что производство по делу подлежит прекращению на основании ч.3 ст.362 ГПК.

Определением суда производство по делу прекращено, поскольку судом установлено, что заинтересованное лицо К. проживает с супругой Н. и ведет с ней совместное хозяйство.

Заявитель (дочь) проживает по другому адресу, отец с ней не проживал в течение последних двух лет. Указание А. о приобретении для отца К.

продуктов питания, медикаментов, одежды не свидетельствует о ведении совместного с ним хозяйства.

При кассационном рассмотрении дела определение суда осталось без изменения, а частная жалоба А. – без удовлетворения.

Заявление о признании гражданина недееспособным подается в суд по месту жительства данного гражданина, а если это лицо помещено в психиатрическую (психоневрологическую) организацию здравоохранения, — по месту нахождения психиатрической (психоневрологической) организации здравоохранения.

Согласно ч.4 ст.373 ГПК в заявлении о признании гражданина недееспособным должны быть изложены обстоятельства, свидетельствующие об умственном расстройстве, вследствие которого лицо не может понимать значения своих действий или руководить ими.

При этом психическое состояние гражданина определяется судебно-психиатрической экспертизой, поэтому ее назначение по делам о признании гражданина недееспособным является обязательным при наличии достаточных данных о душевной болезни или слабоумии гражданина. Такими данными являются, в частности, сведения, содержащиеся в выписке из истории болезни; справке о состоянии на учете и лечении в психиатрических лечебных учреждениях; свидетельстве об инвалидности в связи с психическим заболеванием и т.п.

Признание гражданина недееспособным является основанием для установления над ним опеки. От имени гражданина, признанного недееспособным, сделки совершает его опекун.

Для назначения опекуна суд в течение трех дней со дня вступления решения в законную силу высылает его копию органу опеки и попечительства по месту жительства лица, признанного недееспособным (ч.5 ст.375 ГПК).

Судебные расходы по делу о признании гражданина недееспособным с заявителя не взыскиваются. Однако если судом будет установлено, что заявитель действовал недобросовестно с целью заведомо необоснованного лишения дееспособности гражданина, суд взыскивает с него все судебные расходы (ч.4 ст.375 ГПК).

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *