Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности

Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасностиЗаконом (ст. 1079 ГК РФ) устанавливается, что юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с ней деятельностью и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Чтобы разобраться в особенностях данного вида внедоговорной ответственности, необходимо рассмотреть, во-первых, понятие источника повышенной опасности и, во-вторых, условия для возложения ответственности.

Примерный перечень источников повышенной опасности дан в ст. 1079 ГК РФ. Однако их число можно намного увеличить.

Поэтому дать исчерпывающий перечень, практически невозможно хотя бы потому, что в процессе развития современной науки и техники появляются новые виды деятельности, многие из которых связаны с объектами, являющимися источниками повышенной опасности.

Речь идет не о любом виде техники, а лишь о таком, эксплуатация которого не поддается всеобъемлющему контролю со стороны человека. Таким образом, в данной области, несмотря на применение самых современных мер техники безопасности, случайное причинение вреда не может быть полностью исключено.

Исходя из рассмотренных критериев, судебная практика признает источниками повышенной опасности не только объекты, перечисленные в ст.

1079 ГК РФ, но и различные механические двигатели, энергетические устройства, сельскохозяйственные и другие машины, взрывчатые, отравляющие или радиоактивные вещества, станки, а также деятельность, последствием которой явился выброс в окружающую среду вредных веществ с превышением допустимых пределов, содержание в зоопарках и использование цирками диких животных и т.п.

     Для возложения ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности, достаточно наличия двух условий — наступления вреда и причинной связи между этим действием и наступившим результатом. Следовательно, причинитель вреда будет нести ответственность и при отсутствии вины, например за случайное причинение вреда.

Одной из особенностей наступления вреда и причинной связи как обязательных условий возложения ответственности является требование каждый раз при причинении ущерба источником повышенной опасности установить причинную связь между проявлением тех свойств, которые характерны для источника повышенной опасности, и вредом. Поэтому не является следствием проявления свойств источника повышенной опасности получение травмы в результате драки в железнодорожном вагоне. В этом случае вопрос о возмещении причиненного вреда решается на общих основаниях.

Итак, ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, будучи безвинной, является более широкой, повышенной по сравнению с ответственностью за причинение вреда обычной деятельностью по правилам ст. 1064 ГК РФ.

Несмотря на это, закон ограничивает ответственность и владельца источника повышенной опасности. Данное ограничение касается случаев причинения вреда вследствие непреодолимой силы или умысла самого потерпевшего.

При этом бремя доказывания указанных обстоятельств возлагается на владельца источника повышенной опасности.

Под непреодолимой силой понимаются чрезвычайное и непреодолимое при данных условиях событие. Им может быть стихийное бедствие (землетрясение, наводнение, ураган, внезапный туман и т.п.). Судебная практика относит к таким явлениям и военные действия, блокаду и т.п.

Для возложения ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности, не требуется доказывать наличие противоправности действий его владельца. И это понятно, так как использование источников повышенной опасности относится к области необходимой и общественно полезной деятельности.

За причинение вреда источником повышенной опасности ответственность возлагается на его владельца.

Обязанность возмещения вреда возлагается на то юридическое лицо или гражданина, который владеет источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

Судебная практика не признает владельцем источника повышенной опасности и не возлагает ответственность за вред, причиненный потерпевшему, на лицо, непосредственно управляющее источником повышенной опасности в силу трудовых отношений с владельцем этого источника (водитель, машинист, рабочий-станочник и т.п.). Это лицо отвечает не перед потерпевшим, а перед владельцем источника повышенной опасности, который, возместив причиненный вред, имеет право обратного требования (регресса) к непосредственно виновному лицу (водителю, машинисту и т.п.).

Владелец источника повышенной опасности не отвечает за вред, причиненный действием этого источника, если докажет, что последний вышел из обладания владельца не по его вине, а в результате противоправных действий третьих лиц.

В случаях причинения вреда одним источником повышенной опасности другому этот вред возмещается по принципу вины. При виновности обеих или нескольких сторон ответственность распределяется между ними, исходя из степени вины каждой стороны. Однако не исключено, что причинение вреда имело место при  отсутствии вины каждой стороны. Тогда убытки будет нести потерпевшая сторона (ст. 1064 ГК РФ).

Владельцы источников повышенной опасности солидарно несут ответственность за вред, причиненный в результате взаимодействия этих источников (например, столкновение транспортных средств) третьим лицам, по правилам без виновной ответственности (ст. 1079 ГК РФ).

Следует иметь в виду, что Гражданский кодекс допускает возможность освобождения владельца источника повышенной опасности от ответственности полностью или частично в случаях: 1) если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда; в таком случае размер возмещения убытков должен быть уменьшен; 2) при грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда тогда, когда его ответственность наступает независимо от вины и др. (ст. 1083 ГК РФ).

Остались вопросы к адвокату?
Задайте их прямо сейчас здесь, или позвоните по телефону +7 (846) 271-73-71 (круглосуточно), или приходите к нам в офис на консультацию (по предварительной записи)!

Владение законное, незаконное, юридическое и физическое // Анализ в определении Верховного суда об источнике повышенной опасности

Недавно гражданская коллегия Верховного суда (ВС) выпустила любопытное определение, в котором довольно подробно разобрала варианты владельческих ситуаций.

Вопрос о том, кто является владельцем, встал в контексте правил об источнике повышенной опасности. За рулем чужого автомобиля был человек, которому собственник дал ключи и регистрационные документы.

Является ли он владельцем? Если да, то отвечать за ущерб должен именно он.

Нижестоящие суды разошлись во мнениях. С одной стороны, была высказана позиция, что при таких обстоятельствах водитель является владельцем. Так посчитали первая и кассационная инстанции.

С другой стороны, апелляция сочла, что для признания водителя владельцем необходимы еще доказательства наделения правом на владение, в качестве которых может выступать, например, доверенность.

Так как ее не было, то владельцем продолжает быть собственник.

Верховный суд не поддержал полностью ни один из вариантов. Он аккуратно обошел вопрос о праве на владение. Действительно, чтобы признать кого-либо владельцем, совсем не обязательно, чтобы у него было право на владение.

Это очевидный тезис, который не учла апелляция. При этом ВС не согласился и с выводом о том, что владение как факт было передано водителю. В определении довольно подробно изложено то, какие бывают виды владения.

Это описание заслуживает цитирования (выделение полужирным мое).

«Под владением в гражданском праве понимается фактическое господство лица над вещью.

Такое господство может быть владением собственника, а также обладателя иного вещного права, дающего владение; владением по воле собственника или для собственника (законное владение, которое всегда срочное и ограничено в своем объёме условиями договора с собственником или законом в интересах собственника); владением не по воле собственника (незаконное владение, которое возникает в результате хищения, насилия, а также вследствие недействительной сделки).

При рассмотрении настоящего спора стороны не ссылались на то, что автомобиль «Toyota Avensis» находился в чьём-то незаконном владении.

Соответственно, суду следовало разрешить вопрос, находился ли он во владении собственника либо во владении другого лица по воле собственника, имея в виду, что для признания того или иного субъекта владельцем источника повышенной опасности необходимо установить наличие одновременно как факта юридического владения, так и факта физического владения вещью.

  • При этом необходимо учитывать, что письменная доверенность не является единственным доказательством наделения лица, не являющегося собственником, правом владения транспортным средством, а факт управления транспортным средством, в том числе и по воле его собственника, не всегда свидетельствует о законном владении лицом, управлявшим им, данным транспортным средством.
  • В связи с этим передача транспортного средства другому лицу в техническое управление без надлежащего юридического оформления такой передачи не освобождает собственника от ответственности за причинённый вред».
  • Итак, для протокола отметим, какие виды владения выделяет ВС.

Владение законное и незаконное, на первый взгляд, разделяются по критерию воли собственника. Однако в тексте определения этот критерий не выдержан последовательно. Например, законным может быть владение «по воле собственника или для собственника».

Читайте также:  Брат брал в Срочно Деньгах 5 тыс. руб. в 2013 году , не кому не сказав , платеж не разу не проплачивал , а сегодня пришел пристав , и говорит , что долг вырос до 90 тыс. руб, подскажите пожалуйста как выйти с этой ситуации , может есть какой нибудь способ снизить сумму?

Видимо, бывают случаи, когда владение для собственника бывает не по его воле. В свою очередь, к владению незаконному отнесено владение вследствие недействительной сделки. Известно, однако, что бывают недействительные сделки без пороков воли.

В таком случае владение все же следует считать полученным по воле собственника, но незаконным.

Наконец, ВС прямо пишет, что «факт управления транспортным средством, в том числе и по воле его собственника, не всегда свидетельствует о законном владении». На этой фразе я ниже остановлюсь подробнее.

Есть еще владение юридическое и физическое. Что понимается под каждым из них, понять не менее сложно, чем разобраться в критерии разделения законного и незаконного владения.

Очевидно только, что под юридическим владением понимается не само право на владение, так как ВС написал, что владение — это «фактическое господство». Вероятно, что это владение, основанное на праве. Главное — оно может отличаться от физического владения.

Иными словами, у вещи могут быть два разных владельца — юридический и физический.

На самом же деле здесь, мне кажется, смешиваются две классификации владения. «Юридическое и неюридическое» владение — это владение, основанное и не основанное на праве на владение. Я склоняюсь к мысли, что такое разделение совпадает с законным и незаконным владением.

«Нефизическое и физическое» владение — это владение опосредованное и непосредственное. Выделение «физического» владения в таком контексте подразумевает, что у вещи могут быть два владельца. Иными словами, ВС, кажется, признает возможность хорошо известного двойного владения в российском праве, однако не ясно, насколько это признание осознанно.

Впрочем, едва ли стоит спорить с тем, что двойное владение есть в российском праве.

Наконец, есть еще некое «техническое управление» — фраза, использованная для иллюстрации ситуации, когда кто-то контролирует вещь, но не является ее владельцем.

Такое положение тоже хорошо известно теории владения в виде фигуры так называемого владеющего слуги (от Besitzdiener в немецком праве): кто-то получает власть над вещью, но находится под контролем ее владельца.

В таком случае последний продолжает быть владельцем в глазах права.

Верховный суд, очевидно, связывает ситуацию «технического управления» с упоминаемым им фактом управления по воле собственника, который «не всегда свидетельствует о законном владении».

Надо признать, что фраза построена крайне неудачно. Может показаться, что тот, кто «технически» управляет машиной, является в таком случае ее незаконным владельцем.

В действительности же он просто не является владельцем.

В итоге рассуждения ВС, мне кажется, довольно сильно запутали ситуацию для нижестоящих судов. Достаточно четкой характеристики различных видов владения в определении нет. Суды, я боюсь, при новом рассмотрении этого дела увязнут в рассуждениях о том, каковы критерии «технического» управления и в чем его отличие, например, от «юридического» (?) управления.

На мой взгляд, в этом споре можно было дать более простое указание: выяснить, был ли водитель нанят собственником. Если был, то его можно признать «владеющим слугой», а реальным владельцем будет собственник.

Если же водитель не был работником, то он являлся владельцем. У кого были «регистрационные документы», была ли «доверенность на управление» — не важно.

Важно, кто фактически контролировал движение автомобиля и каковы были его юридические отношения с собственником.

Особенности возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью источником повышенной опасности

Право на жизнь и охрану здоровья находится под защитой государства и закреплено в Конституции РФ.

Общие положения, регламентирующие условия, порядок, размер возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, содержатся в Гражданском кодексе Российской Федерации (далее ПС РФ), а также в целях обеспечения единства судебной практики и законности отражены в соответствующем постановлении Пленума Верховного Суда РФ.

В соответствии с ч. З ст. 45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в рассмотрении судом гражданских дел о возмещении вреда здоровью принимает участие прокурор.

При рассмотрении гражданских дел указанной категории судом учитывается, что в силу ст. 1079 ГК РФ вред, причиненный жизни или здоровью граждан деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих (источником повышенной опасности), возмещается владельцем источника повышенной опасности независимо от его вины.

По смыслу данной статьи закона, источником повышенной опасности следует признать любую деятельность, осуществление которой создает повышенную вероятность причинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека, а также деятельность по использованию, транспортировке, хранению предметов, веществ и других объектов производственного, хозяйственного или иного назначения, обладающих такими же свойствами.

Поскольку названная норма не содержит исчерпывающего перечня источников повышенной опасности, суд, принимая во внимание особые свойства предметов, веществ или иных объектов, используемых в процессе деятельности, вправе признать источником повышенной опасности также иную деятельность, не указанную в перечне.

При рассмотрении гражданских дел важно определить, кто является владельцем источника повышенной опасности.

Им может быть юридическое лицо или гражданин, которые используют источник повышенной опасности в силу принадлежащего им права собственности, права хозяйственного ведения, оперативного управления либо на других законных основаниях (напр. по договору аренды, проката, по доверенности на право управления транспортным средством и т.п.).

Не признается владельцем источника повышенной опасности лицо, управляющее им в силу исполнения своих трудовых (служебных, должностных) обязанностей на основании трудового договора (служебного контракта) или гражданско-правового договора с собственником или иным владельцем источника повышенной опасности.

Учитывая, что в силу статьи 4 Федерального закона от 25 апреля 2002 г.

№ 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», владельцы транспортных средств обязаны застраховать риск своей гражданской ответственности, которая может наступить вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц при использовании транспортных средств, при предъявлении требований о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина в результате ДТП непосредственно к владельцу транспортного средства (страхователю), суд вправе привлечь к участию в деле страховую организацию (страховщика), застраховавшую гражданскую ответственность владельца транспортного средства.

Так, например, гражданка Г.

обратилась в суд с исковым заявлением о взыскании с Российского Союза Автостраховщиков компенсации утраченного заработка в размере 61148,70 рублей; расходы по оплате услуг представителя в размере 16500 рублей, нотариальные расходы в размере 550 рублей; с Н.: 50000 рублей в счет возмещения морального вреда, 13500 рублей расходы на оплату услуг представителя, 450 рублей нотариальные услуги.

В обоснование заявленных требований Г. указала, что 02.11.2011 произошло ДТП, водитель Н. управляя автомобилем, совершил наезд на пешехода Г., причинив последней легкий вред здоровью, что подтверждается экспертным заключением.

Решением Гагаринского районного суда г. Москвы исковые требования удовлетворены частично, взыскано с Российского Союза Автостраховщиков в пользу Г.

утраченный заработок в размере 61148,70 рублей, расходы на оплату представителя в размере 10000 рублей, расходы на нотариальное удостоверение доверенности представителя 500 рублей, а также взыскано с Н. в пользу Г.

денежную компенсацию морального вреда в размере 50000 рублей, расходы на оплату представителя в размере 5000 рублей, расходы на нотариальное удостоверение доверенности представителя 500 рублей. Указанное решение вступило в законную силу.

Необходимо также отметить, что на лицо, исполнявшее свои трудовые обязанности на основании трудового договора (служебного контракта) и причинившее вред жизни или здоровью в связи с использованием транспортного средства, принадлежавшего работодателю, ответственность за причинение вреда может быть возложена лишь при условии, если будет доказано, что оно завладело транспортным средством противоправно.

Владелец источника повышенной опасности освобождается судом от ответственности только, если докажет, что вред причинен вследствие непреодолимой силы или умысла самого потерпевшего.

Под непреодолимой силой понимаются чрезвычайные и непредотвратимые при данных условиях обстоятельства, а под умыслом потерпевшего понимается такое его противоправное поведение, при котором потерпевший не только предвидит, но и желает либо сознательно допускает наступление вредного результата (напр. суицид).

Также при рассмотрении гражданских дел данной категории всегда следует учитывать, что причинение вреда жизни или здоровью гражданина умаляет его личные нематериальные блага, влечет физические или нравственные страдания, в связи с чем, потерпевший, наряду с возмещением причиненного ему имущественного вреда, имеет право и на компенсацию морального вреда.

Компенсация морального вреда в рассматриваемом случае осуществляется также независимо от вины причинителя вреда (ст. 1100 ГК РФ).

При этом следует иметь в виду, что, поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда.

Вместе с тем, при рассмотрении дел о компенсации морального вреда в связи со смертью потерпевшего иным лицам, в частности членам его семьи, иждивенцам, необходимо учитывать обстоятельства, свидетельствующие о причинении именно этим лицам физических или нравственных страданий.

Читайте также:  Адвокат по уголовному делу. подозрение в совершении преступления

Гагаринский межрайонный прокурор г.Москвы Н.Г. Батищев

Ответственность владельцев источников повышенной опасности за вред, причиненный третьим лицам в результате столкновение транспортных средств. Разъясняет аппарат прокуратуры области

Разъясняет старший прокурор отдела по обеспечению участия прокуроров в гражданском процессе прокуратуры области А.А. Губина.

Согласно ст.

1079 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего (пункт 1).

При этом владельцы источников повышенной опасности солидарно несут ответственность за вред, причиненный в результате взаимодействия этих источников (столкновения транспортных средств и т.п.) третьим лицам. Таким образом, в последнем случае ответственность наступает для каждого из владельцев источников повышенной опасности.

В силу Федерального закона от 25.04.

2002 № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее — Закон об ОСАГО) владельцы транспортных средств обязаны на условиях и в порядке, которые установлены данным законом и в соответствии с ним, страховать риск своей гражданской ответственности, которая может наступить вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц при использовании транспортных средств.

Страховым случаем является наступление гражданской ответственности владельца транспортного средства за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства, влекущее за собой в соответствии с договором обязательного страхования обязанность страховщика осуществить страховую выплату.

Вместе с тем нередки случаи, когда страховые организации не в полном объеме выплачивают страховые возмещения лицам, пострадавшим в результате взаимодействия источников повышенной опасности (например, пассажирам автотранспортных средств или пешеходам, пострадавшим в результате столкновения двух и более автомобилей и т.д.

), полагая, что ответственность перед потерпевшим должен нести только тот страховщик, у которого застрахована гражданская ответственность виновника ДТП, а если ответственность обоих участников ДТП застрахована в одной страховой организации, то страховой случай возникает также только у виновника ДТП, а поэтому потерпевшему должна производиться только одна выплата.

Однако в силу п. 1 и п. 3 ст. 1079 ГК РФ в случае отсутствия вины владелец источника повышенной опасности не освобождается от ответственности за вред, причиненный третьим лицам в результате взаимодействия источников повышенной опасности, в том числе если установлена вина в совершении дорожно-транспортного происшествия владельца другого транспортного средства.

При причинении вреда третьему лицу взаимодействием источников повышенной опасности страховым случаем по договору ОСАГО является наступление ответственности владельца транспортного средства, а потому взыскание страховых выплат в максимальном размере, установленном Законом об ОСАГО, должно производиться одновременно с двух страховщиков, у которых застрахована гражданская ответственность владельцев транспортных средств.

Такие разъяснения содержатся в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации (далее – ВС РФ) за второй квартал 2012 года, утвержденном Президиумом ВС РФ  10.10.2012.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 22.11.2016 N 41-КГ16-37

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 ноября 2016 г. N 41-КГ16-37

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Киселева А.П. и Момотова В.В.

https://www.youtube.com/watch?v=jEsLbgPAo-0\u0026t=14s

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Сухарева Н.А. к Арутюняну Э.А., Фарманян О., Публичному акционерному обществу «Российская государственная страховая компания» (далее — ПАО «Росгосстрах») о возмещении материального ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия,

по кассационной жалобе Сухарева Н.А. на решение Новочеркасского городского суда Ростовской области от 19 января 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 6 апреля 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Момотова В.В., объяснения Сухарева Н.А., поддержавшего доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Сухарев Н.А. обратился в суд с иском к Арутюняну Э.А., Фарманян О.

, ПАО «Росгосстрах» о возмещении материального ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, уточнив исковые требования, просил взыскать с ПАО «Росгосстрах» 120 000 руб., с Арутюняна Э.А.

и Фарманян О. солидарно стоимость восстановительного ремонта в размере 236 200 руб., с ответчиков расходы на эвакуацию автомобиля и судебные расходы.

В обоснование своих требований истец сослался на причинение его автомобилю механических повреждений в результате дорожно-транспортного происшествия, произошедшего 15 ноября 2014 г. с участием автомобиля , , под его управлением, и автомобиля , принадлежащего на праве собственности Фарманян О., под управлением Арутюняна Э.А., признанного виновным в данном дорожно-транспортном происшествии.

Представитель ответчиков иск не признал, возражал против удовлетворения заявленных исковых требований.

Решением Новочеркасского городского суда Ростовской области от 19 января 2016 г. удовлетворены частично исковые требования к ПАО «Росгосстрах» и Арутюняну Э.А., исковые требования к Фарманян О. оставлены без удовлетворения.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 6 апреля 2016 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Сухарева Н.А. ставится вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений, как вынесенных с нарушением требований закона.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 14 октября 2016 г. кассационная жалоба Сухарева Н.А. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

  • Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к следующему.
  • Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).
  • При рассмотрении данного дела такого характера нарушения были допущены судебными инстанциями.

Судом установлено, что 15 ноября 2014 г. в г. Новочеркасске на проезжей части ул. Михайловской, д. 84 Арутюнян Э.А., управляя автомобилем , государственный регистрационный номер , собственником которого является Фарманян О., допустил столкновение с автомобилем , государственный регистрационный номер , под управлением собственника Сухарева Н.А.

В результате данного дорожно-транспортного происшествия автомобилю истца причинены механические повреждения.

Виновным в дорожно-транспортном происшествии признан Арутюнян Э.А., нарушивший требования пунктов 1.5, 9.1 Правил дорожного движения Российской Федерации.

Гражданская ответственность собственника автомобиля Фарманян О. застрахована в ООО «Росгосстрах».

ООО «Росгосстрах» было отказано Сухареву Н.А. в выплате страхового возмещения.

Разрешая спор и отказывая Сухареву Н.А. в удовлетворении исковых требований к Фарманян О., суд первой инстанции пришел к выводу о том, что Арутюнян Э.А.

управлял транспортным средством на законном основании, в связи с чем у истца не возникло право солидарного требования.

При этом суд исходил из того, что доказательств, подтверждающих противоправное выбытие автомобиля из владения Фарманян О., не представлено.

С указанными выводами суда первой инстанции согласился суд апелляционной инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит выводы судебных инстанций не соответствующими требованиям закона.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

Статья 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает ответственность за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих.

Согласно пункту 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и тому подобное, осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

  1. Исходя из данной правовой нормы, законным владельцем источника повышенной опасности, на которого законом возложена обязанность по возмещению вреда, причиненного в результате использования источника повышенной опасности, является юридическое лицо или гражданин, эксплуатирующие источник повышенной опасности в момент причинения вреда в силу принадлежащего им права собственности, права хозяйственного ведения, права оперативного управления, либо в силу иного законного основания.
  2. Таким образом, субъектом ответственности за причинение вреда источником повышенной опасности является лицо, которое обладало гражданско-правовыми полномочиями по использованию соответствующего источника повышенной опасности и имело источник повышенной опасности в своем реальном владении, использовало его на момент причинения вреда.
  3. Следовательно, для возложения на лицо обязанности по возмещению вреда, причиненного источником повышенной опасности, необходимо установление его юридического и фактического владения источником повышенной опасности, на основании представленных суду доказательств, виды которых перечислены в статье 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
Читайте также:  Брала кредит в ОТП банк, кредит выплачен досрочно! Банк себя застраховал на 27 000 рублей, так как не было поручителя. Недавно прочитала в статье, что я могу пойти в банк написать заявление о возврате. Возможно ли это?

Между тем в материалах дела отсутствуют сведения о наличии у Арутюняна Э.А. гражданско-правовых полномочий на использование автомобиля Фарманян О. на момент указанного дорожно-транспортного происшествия.

Ответчики Арутюнян Э.А. и Фарманян О. в судебных заседаниях не участвовали, свои пояснения или возражения в суд не представляли.

Представитель ответчиков, участвовавший в судебном заседании, также не представил доказательств наличия у Арутюняна Э.А. законных оснований для использования автомобиля Фарманян О.

Наличие в договоре обязательного страхования гражданской ответственности Фарманян О. указания на допуск к его управлению неограниченного круга лиц не может свидетельствовать о законности владения данным автомобилем другим лицом в отсутствие соответствующего юридического оформления передачи полномочий по владению автомобилем от Фарманян О.

Таким образом, вывод суда первой инстанции о том, что Арутюнян Э.А. является законным владельцем транспортного средства Фарманян О., при использовании которого был причинен ущерб транспортному средству Сухарева Н.А., сделан в отсутствии в материалах дела соответствующих доказательств.

  • Согласно пункту 3 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно.
  • В силу пункта 4 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.
  • Положениями пункта 2 статьи 209 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что совершение собственником по своему усмотрению в отношении принадлежащего ему имущества любых действий не должно противоречить закону и иным правовым актам и нарушать права и охраняемые законом интересы других лиц.

Пунктом 2 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что владелец источника повышенной опасности не отвечает за вред, причиненный этим источником, если докажет, что источник выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц.

Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, в таких случаях несут лица, противоправно завладевшие источником.

При наличии вины владельца источника повышенной опасности в противоправном изъятии этого источника из его обладания ответственность может быть возложена как на владельца, так и на лицо, противоправно завладевшее источником повышенной опасности.

Из разъяснений, содержащихся в пункте 24 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 г.

N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», следует, что при наличии вины владельца источника повышенной опасности в противоправном изъятии этого источника из его обладания ответственность по возмещению вреда может быть возложена как на владельца, так и на лицо, противоправно завладевшее источником повышенной опасности, в долевом порядке в зависимости от степени вины каждого из них (например, если владелец транспортного средства оставил автомобиль на неохраняемой парковке открытым с ключами в замке зажигания, то ответственность может быть возложена и на него).

По смыслу приведенных положений Гражданского кодекса Российской Федерации, подлежащих истолкованию в системной взаимосвязи с основными началами гражданского законодательства, закрепленными в статье 1 Гражданского кодекса Российской Федерации, с учетом разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации, законный владелец источника повышенной опасности может быть привлечен к ответственности за вред, причиненный данным источником, наряду с непосредственным причинителем вреда, в долевом порядке при наличии вины.

Вина может быть выражена не только в содействии противоправному изъятию источника повышенной опасности из обладания законного владельца, но и в том, что законный владелец передал полномочия по владению источником повышенной опасности другому лицу, использование источника повышенной опасности которым находится в противоречии со специальными нормами и правилами по безопасности, содержащими административные требования по его охране и защите.

Положениями пункта 4 статьи 25 Федерального закона от 10 декабря 1995 г. N 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения» предусмотрено, что право на управление транспортными средствами подтверждается водительским удостоверением.

Согласно пункту 2.1.1 Правил дорожного движения, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г.

N 1090 (далее — Правила дорожного движения), водитель механического транспортного средства обязан иметь при себе и по требованию сотрудников полиции передавать им, для проверки водительское удостоверение или временное разрешение на право управления транспортным средством соответствующей категории или подкатегории.

Следовательно, в силу приведенных законоположений, законный владелец источника повышенной опасности — транспортного средства, передавший полномочия по владению этим транспортным средством лицу, не имеющему права на управление соответствующими транспортными средствами, о чем было известно законному владельцу на момент передачи полномочий, в случае причинения вреда в результате использования транспортного средства таким лицом (законным владельцем на момент причинения вреда), будет нести совместную с ним ответственность в долевом порядке в зависимости от вины.

В соответствии с частью 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Как установлено судом и видно из материалов дела, на момент совершения дорожно-транспортного происшествия Арутюнян Э.А., являлся лицом, не имеющим водительского удостоверения, подтверждающего право на управление соответствующими транспортными средствами.

Однако судебные инстанции, придя к выводу о законности владения Арутюняном Э.А. транспортным средством на момент совершения дорожно-транспортного происшествия в отсутствие в материалах дела соответствующих доказательств, не исследовали вопрос о вине Фарманян О. в передаче Арутюняну Э.А. транспортного средства при отсутствии у него специального права на его управление.

Таким образом, вывод суда о том, что исковые требования истца в части, превышающей страховое возмещение, подлежат удовлетворению только за счет ответчика Арутюняна Э.А., является преждевременным.

Статья 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации не предусматривает солидарную ответственность субъектов гражданско-правовой ответственности.

Однако неправильное определение истцом по требованиям о возмещении вреда, причиненного источником повышенной опасности, формы ответственности в случае установления судом обстоятельств, влекущих возникновение у законного владельца и непосредственного причинителя вреда обязанности по возмещению вреда, не является основанием для отказа в удовлетворении исковых требований, поскольку определение закона, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и установление правоотношений сторон является задачей суда в силу статьи 148 и части 1 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит допущенные судами первой инстанции и не устраненные судом апелляционной инстанций нарушения норм материального и процессуального права существенными, повлиявшими на исход дела, без устранения которых невозможно восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Сухарева Н.А.

Поскольку повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 1 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»), а также учитывая необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), подлежит отмене апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 6 апреля 2016 г. с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с установленными обстоятельствами и требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 6 апреля 2016 г. отменить, дело направить на новое апелляционное рассмотрение.

——————————————————————

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *