Кассация дала новые рекомендации по разрешению споров с налоговиками

Кассация дала новые рекомендации по разрешению споров с налоговиками

Суды потребовали от ФНС реконструировать всю налоговую «партию» /Андрей Гордеев / Ведомости

Обвинение компаний в необоснованном получении налоговой выгоды, например вычетов по НДС, – один из наиболее популярных поводов для доначислений. В конце 2019 г.

бизнес столкнулся с новыми рисками в таких спорах с налоговиками: Минфин рекомендовал ФНС не пересчитывать все налоги по оспоренным сделкам, в том числе не учитывать реально понесенные расходы, если компания вела себя недобросовестно.

Без разъяснений Верховного суда рекомендации Минфина могли породить негативную для бизнеса судебную практику, опасались юристы. Так и произошло – в начале 2020 г. в споре ФНС и «Кузбассконсервмолока» Седьмой арбитражный апелляционный суд поддержал налоговиков и отказал пересчитывать доначисленные налоги, т. е.

проводить их реконструкцию. Но в конце января сразу два суда вынесли противоположные решения, потребовав от инспекторов выявлять реальный экономический смысл сделки, учитывать понесенные расходы и пересчитывать, исходя из них, налоги.

Признаки недобросовестного поведения бизнеса были закреплены в ст. 54.1 Налогового кодекса в 2017 г. Прежде налоговики и судьи ориентировались на постановление пленума Высшего арбитражного суда (ВАС) от 2006 г.

Суды требовали, чтобы при необоснованности налоговой выгоды инспектора реконструировали налоговые обязательства – например, отказав в вычете по НДС, уменьшили налог на прибыль на понесенные расходы, рассказывал партнер Taxology Алексей Артюх.

Пленум ВАС указал, что суд должен исходить из подлинного экономического содержания операций, говорит руководитель аналитической службы «Пепеляев групп» Вадим Зарипов: если сделка притворная, то сначала инспекция должна указать, какую сделку она прикрывает, т. е.

переквалифицировать ее и заново определить налоговые обязательства. Минфин высказался иначе: компания не может претендовать на уменьшение налогов, если действовала недобросовестно, пусть даже у сделки была экономическая цель и она действительно состоялась.

Не все суды согласились с Минфином. В конце января два суда иначе трактовали ст. 54.1 и выступили в пользу реконструкции.

Арбитражный суд Уральского округа поддержал компанию «Сива лес» в ее споре с налоговиками. В августе 2018 г. инспекция доначислила ей 10,2 млн руб. налога на прибыль и НДС. Инспектора не стали учитывать при расчете налога на прибыль понесенные предприятием расходы – 30,3 млн руб.

, потраченные на закупку древесины, а также отказали ему в вычетах по НДС. Они утверждали, что компания закупала древесину у фирмы-однодневки, через которую обналичивала деньги и переводила их связанным с ней структурам.

Кассационная инстанция согласилась, что компания не может претендовать на вычеты по НДС, но не поддержала доначисление налога на прибыль, поскольку компания действительно закупала лес.

Статья 54.1 не запрещает проводить налоговую реконструкцию.

По Конституции доначисленный налог должен быть экономически обоснован, сумма не может быть произвольно рассчитана и превышать установленную законом, перечислил суд.

Так как компания действительно закупала сырье и поставляла товар, то ее расходы должны быть учтены при расчете налога на прибыль, решил суд и отправил дело на новое рассмотрение.

Похожее решение вынес Арбитражный суд Кемеровской области в споре налоговиков и Сибирской инжиниринговой торговой компании. Инспектора доначислили предприятию 6,4 млн руб. налогов, штрафов и пени. Компания с претензиями согласилась, но оспаривала сумму доначислений.

Предприятие закупало оборудование и детали к нему, но с одним из поставщиков часть сделки не была оформлена, а товары оплачивались наличными.

И хотя компания понесла расходы, налоговики отказывались их учитывать при расчете налога на прибыль и проводить налоговую реконструкцию, сославшись в том числе на письмо Минфина.

Суд с налоговиками не согласился – необоснованное получение бизнесом налоговой выгоды не снимает с чиновников обязанности определять, сколько компания действительно должна выплатить налогов.

Отказывать учитывать все расходы по оспоренной сделке – значит фактически накладывать дополнительные санкции на бизнес, решил суд. Проанализировав ст. 54.

1, он указал, что у налоговиков остается обязанность, а у компании – право учесть реальные расходы при расчете налога.

Суды пересматривают дела в пользу бизнеса, радуется партнер ФБК Галина Акчурина: статья 54.1 не ввела новые правила, а лишь закрепила уже выработанные правовые подходы, которые предусматривают налоговую реконструкцию.

Пока судебная практика, скорее всего, останется неоднозначной, полагает старший юрист фирмы «Щекин и партнеры» Евгения Миронова: письма Минфина и ФНС никогда не были для судов строгими ориентирами.

Судебные разночтения – нормальный процесс, констатирует Артюх, но долго сохраняться такая неопределенность не может, нужны разъяснения и четкая позиция Верховного суда.

Может измениться и позиция самой ФНС – после прихода нового замруководителя службы по судебной практике, бывшего судьи ВАС Виктора Бациева, рассчитывает Миронова. Как раз при Бациеве президиум ВАСа по делу молочного завода «Сыктывкарский» потребовал учитывать реально понесенные компанией расходы при доначислении ей налогов.

Представитель Сибирской инжиниринговой торговой компании отказался от комментариев, с «Сива лесом» связаться не удалось. Представитель Минфина отказался комментировать судебные решения, а представитель ФНС не ответил на запрос «Ведомостей».

Пленум ВС о применении АПК в кассации — зацепки для глаза

 Кассация дала новые рекомендации по разрешению споров с налоговиками

  • Итак СМИ сообщили нам благую весть — теперь у нас есть Постановление Пленума ВС о применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде кассационной инстанции.
  • За что же зацепился взгляд при прочтении?
  • 1) Виден трансферт тезисов 36-го Пленума ВАС по АПК в апелляционной инстанции относительно обжалования по 42 АПК (критерии определения заинтересованности, пункт 2):

К иным лицам в силу части 3 статьи 16 и статьи 42 Кодекса относятся лица, о правах и об обязанностях которых принят судебный акт.

В связи с этим лица, не участвующие в деле, как указанные, так и не указанные в мотивировочной и/или резолютивной части судебного акта, вправе его обжаловать в порядке кассационного производства в случае, если он принят об их правах и обязанностях, то есть данным судебным актом затрагиваются их права и обязанности, в том числе создаются препятствия для реализации их субъективного права или надлежащего исполнения обязанности по отношению к одной из сторон спора.

Правда, приструненного стандартным набором тезисов, позволяющим произвольно отказать в такой жалобе:

3. …

При рассмотрении дела по кассационной жалобе лица, не участвовавшего в деле, суд кассационной инстанции определяет, затрагивает ли принятый судебный акт права или обязанности заявителя, и, установив это, решает вопрос об отмене судебных актов судов первой и апелляционной инстанций, руководствуясь пунктом 4 части 4 статьи 288 Кодекса.

  1. Собственно, главная интрига тут в том, что теперь вроде как применение пункта 4 части 4 статьи 288 АПК РФ может быть истолковано, как допускаемое лишь в порядке рассмотрения жалобы по 42 АПК РФ — то есть не «ex officio» самим судом, а лишь по жалобе лица, о правах и обязанностях которого принят обжалуемый судебный акт.
  2. Если это так, то получается, что печальная тенденция (особенно ярко проявляющаяся у Суда по интеллектуальным правам) отказывать лицам, участвующим в деле, в ссылках на пункт 4 части 4 статьи 288 АПК РФ окончательно закреплена на уровне Пленума, и никакого более безусловного основания, подлежащего проверке самим судом согласно части 2 статьи 286 АПК РФ, более не существует.
  3. При этом всю мощь единообразия рассмотрения жалоб по 42 АПК РФ можно ощутить, например, сравнив: 

— постановление СИП от 19.05.2020 по делу А56-7308/2019, в котором он сжалился над корпорациями Exxon Mobile Corporation, Castrol Limited, MOTUL SA, TOTAL SA, SHELL BRANDS INTERNATIONAL, TOTAL HOLDINGS SAS, NISSAN JIDOSHA KABUSHIKI KAISA при делу об отказе в привлечении нарушителя к ответственности по статье 14.10 КоАП (где, как признает сам СИП, их участие не обязательно) 

Кассация дала новые рекомендации по разрешению споров с налоговиками

Арбитражный суд Уральского округа представил на своем сайте итоговую справку, посвященную вопросам применения налогового законодательства.

1. Влияет ли факт представления уточненной (корректирующей) налоговой декларации после завершения камеральной налоговой проверки на подлежащий уплате штраф, предусмотренный п. 1 ст. 122 Налогового кодекса Российской Федерации?

В соответствии с п. 1 ст.

122 НК РФ неуплата или неполная уплата сумм налога (сбора) в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога (сбора) или других неправомерных действий (бездействия), если такое деяние не содержит признаков налогового правонарушения, предусмотренного ст. 129.3 названного Кодекса, влечет взыскание штрафа в размере 20 процентов от неуплаченной суммы налога (сбора).

Читайте также:  Здравствуйте, скорее всего я уже знаю ответ на свой вопрос, но все же?Купила телефон через интернет, доставка почтой, оплата наложенным платежом. Телефон оказался с браком, могу ли я вернуть деньги за товар?

Если уточненная налоговая декларация представляется в налоговый орган после истечения срока подачи налоговой декларации и срока уплаты налога, то налогоплательщик освобождается от ответственности в случае представления уточненной налоговой декларации до момента, когда налогоплательщик узнал об обнаружении налоговым органом неотражения или неполноты отражения сведений в налоговой декларации, а также ошибок, приводящих к занижению подлежащей уплате суммы налога, либо о назначении выездной налоговой проверки по данному налогу за данный период, при условии, что до представления уточненной налоговой декларации он уплатил недостающую сумму налога и соответствующие ей пени (подп. 1 п. 4 ст. 81 НК РФ). 

Таким образом, представление налогоплательщиком уточненной (корректирующей) налоговой декларации после завершения камеральной налоговой проверки не освобождает его от ответственности, предусмотренной             п. 1 ст. 122 НК РФ.

При этом размер штрафа подлежит исчислению исходя из размера недоимки, установленной проведенной проверкой.

2. Правомерно ли применение ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 126 НК РФ, в случае, когда налогоплательщик  истребованные налоговым органом по требованию документы представил по месту проведения выездной налоговой проверки?

На основании п. 1, 2 ст. 93 НК РФ должностное лицо налогового органа, проводящее налоговую проверку, вправе истребовать у проверяемого лица необходимые для проверки документы.

В соответствии с абз. 1 п. 4 ст. 93 НК РФ отказ проверяемого лица от представления запрашиваемых при проведении налоговой проверки документов или непредставление их в установленные сроки признаются налоговым правонарушением и влекут ответственность, предусмотренную ст. 126 НК РФ.

Согласно п. 1 ст. 126 НК РФ непредставление в установленный срок налогоплательщиком в налоговые органы документов, если такое деяние не содержит признаков налоговых правонарушений, предусмотренных ст. 119 и 129.4 названного Кодекса, влечет взыскание штрафа в размере 200 рублей за каждый непредставленный документ.

В силу п. 1 ст. 89 НК РФ выездная налоговая проверка проводится на территории (в помещении) налогоплательщика на основании решения руководителя (заместителя руководителя) налогового органа. Если у налогоплательщика отсутствует возможность предоставить помещение для проведения выездной налоговой проверки, выездная налоговая проверка может проводиться по месту нахождения налогового органа.

Налогоплательщик обязан обеспечить возможность должностных лиц налоговых органов, проводящих выездную налоговую проверку, ознакомиться с документами, связанными с исчислением и уплатой налогов. При проведении выездной налоговой проверки у налогоплательщика могут быть истребованы необходимые для проверки документы в порядке, установленном ст. 93 НК РФ (абз. 1, 3 п. 12 ст. 89 НК РФ).

Из положений ст.

89 НК РФ следует, что выездная налоговая проверка проводится на территории проверяемого налогоплательщика (за исключением случаев, когда у налогоплательщика отсутствует возможность предоставить помещение), где должностным лицам налогового органа, проводящим проверку, должна быть  обеспечена возможность ознакомления с документами, связанными с исчислением и уплатой налогов. Из содержания данной правовой нормы не следует, что затребованные документы должны быть представлены налогоплательщиком именно по месту нахождения налогового органа.

В ст. 93 НК РФ также отсутствует прямое указание на необходимость представить затребованные документы в налоговый орган. Данной статьей не установлен запрет представления документов, затребованных в ходе проводимой на территории налогоплательщика выездной налоговой проверки, по месту ее проведения.

Таким образом,  при проведении выездной налоговой проверки на территории налогоплательщика представление истребуемых документов по месту проведения проверки не образует  состав правонарушения, ответственность за которое предусмотрена п. 1 ст. 126 НК РФ.

3. Является ли плательщиком налога на добавленную стоимость Управление по наружной рекламе администрации муниципального образования, осуществляющее деятельность по заключению с хозяйствующими субъектами возмездных договоров на установку и эксплуатацию рекламных конструкций на земельных участках и другом имуществе, находящемся в муниципальной собственности?

В силу подп. 4 п. 2 ст.

146 НК РФ в целях главы 21 Кодекса не признается объектом налогообложения выполнение работ (оказание услуг) органами, входящими в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления, в рамках выполнения возложенных на них исключительных полномочий в определенной сфере деятельности в случае, если обязанность выполнения указанных работ (оказания услуг) установлена законодательством Российской Федерации, законодательством субъектов Российской Федерации, актами органов местного самоуправления.

Согласно абз. 2 п. 1 ст. 2, п. 1 ст. 124 Гражданского кодекса Российской Федерации муниципальные образования могут участвовать в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, выступая на равных началах с иными участниками этих отношений — гражданами и юридическими лицами.

К указанным субъектам гражданского права (муниципальным образованиям) применяются нормы, определяющие участие юридических лиц в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, если иное не вытекает из закона или особенностей данных субъектов (п. 2 ст. 124 ГК РФ).

Порядок участия муниципальных образований в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, определен в ст. 125 ГК РФ. Так, в п. 2 ст. 125  ГК РФ предусмотрено, что от имени муниципальных образований своими действиями могут приобретать и осуществлять права и обязанности органы местного самоуправления в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов.

Управление по наружной рекламе, являясь структурным подразделением администрации муниципального образования и осуществляющее управленческие функции в пределах своих полномочий в области размещения объектов наружной рекламы, в том числе по заключению возмездных договоров на установку и эксплуатацию рекламных конструкций на земельных участках и другом имуществе, находящемся в собственности муниципального образования, муниципальное имущество в оперативное управление не получало, при этом  плата за возможность установки и эксплуатацию рекламных конструкций вносилась хозяйствующими субъектами в местный бюджет. Указанное свидетельствует о том, что возможность установки и эксплуатации рекламных конструкций предоставлялась хозяйствующим субъектам непосредственно муниципальным образованием как собственником соответствующего имущества на основании ст. 19 Федерального закона от 13.03.2006 № 38 ФЗ «О рекламе».

Таким образом, Управление по наружной рекламе администрации муниципального образования в названной ситуации плательщиком НДС не является.

Наличие у структурного подразделения администрации муниципального образования статуса юридического лица, равно как и заключение им возмездных договоров от своего имени, а не от имени муниципального образования, в данном случае с учетом положений ст.

125 ГК РФ не имеет определяющего значения и не исключает возможности применения подп. 4 п. 2 ст. 146 НК РФ.

Зависит ли право налогоплательщика на применение налоговых вычетов по приобретенным товарам (работам, услугам) от использования данных товаров или результатов работ (услуг) для осуществления налогооблагаемой деятельности в периоде их приобретения, а также от начала использования товаров либо результатов работ (услуг) в такой деятельности?

В соответствии с абз. 1 п. 6 ст.

171 НК РФ вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику подрядными организациями (застройщиками или техническими заказчиками) при проведении ими капитального строительства (ликвидации основных средств), сборке (разборке), монтаже (демонтаже) основных средств, суммы налога, предъявленные налогоплательщику по товарам (работам, услугам), приобретенным им для выполнения строительно-монтажных работ, и суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении им объектов незавершенного капитального строительства.

Согласно абз. 1 п. 5 ст. 171 НК РФ вычеты данных сумм налога производятся в порядке, установленном абз. 1, 2 п. 1 ст. 172 НК РФ.

Положениями абз. 1, 2 п. 1 ст. 172 НК РФ установлено, что налоговые вычеты производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг).

Вычетам подлежат, если иное не установлено данной статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) с учетом особенностей, предусмотренных названной статьей и при наличии соответствующих первичных документов.

Порядок принятия к вычету сумм НДС, указанных в п. 6 ст. 171 НК РФ, не ставит в зависимость право на вычет от планов и намерений налогоплательщика использовать результат работ в облагаемой либо не облагаемой НДС деятельности.

В случае последующего использования объекта в деятельности, которая не облагается НДС, ранее принятые к вычету суммы НДС подлежат восстановлению налогоплательщиком на основании подп. 2 п. 3 ст. 170 НК РФ.

Подлежит ли применению правило, предусмотренное п. 5 ст. 340 НК РФ, при реализации налогоплательщиком добытой руды, комплекс технологических операций по доведению которой до соответствующего стандарта (золотосодержащего цинкового цементата) налогоплательщиком фактически не осуществлен?

Согласно п. 5 ст.

340 НК РФ оценка стоимости добытых драгоценных металлов,  извлеченных из коренных (рудных), россыпных и техногенных месторождений, производится исходя из сложившихся у налогоплательщика в соответствующем налоговым периоде (а при их отсутствии — в ближайшем из предыдущих налоговых периодов) цен реализации химически чистого металла без учета НДС, уменьшенных на расходы налогоплательщика по его аффинажу и доставке (перевозке) до получателя.

При этом стоимость единицы указанного добытого полезного ископаемого определяется как произведение доли (в натуральных измерениях) содержания химически чистого метала в единице добытого полезного ископаемого и стоимости единицы химически чистого металла.

Исходя из буквального толкования п. 5 ст. 340 НК РФ содержащееся в нем правило установлено для определения стоимости добытого драгоценного металла.

Читайте также:  Что делать, если Вас задержала полиция?

Следовательно, если объектом реализации у налогоплательщика является не добытый драгоценный металл (золото), а окисленная золотосодержащая руда, комплекс технологических операций по доведению которой до соответствующего стандарта (золотосодержащего цинкового цементата) налогоплательщиком фактически не осуществлен, оснований для расчета налога на добычу полезных ископаемых по правилам п. 5 ст. 340 НК РФ исходя из стоимости химически чистого металла  не имеется.

Иное толкование вышеуказанной нормы и применение ее к рассматриваемым правоотношениям, а именно определение размера налога на добычу полезных ископаемых в отношении золотосодержащей руды исходя из стоимости реализации химически чистого металла, ведет к нарушению п. 3 ст. 3 НК РФ,  в силу которого налоги должны иметь экономическое основание.

Возможен ли зачет авансовых платежей в счет предстоящих платежей в порядке ст.

78 НК РФ в случае, когда авансовые платежи исчислены и уплачены налогоплательщиком исходя из кадастровой стоимости, утвержденной нормативным актом, при наличии оснований для перерасчета авансовых платежей в связи со вступлением в законную силу судебного акта, которым кадастровая стоимость земельного участка установлена равной его рыночной стоимости?

Согласно п. 1, 4, 14 ст.78 НК РФ сумма излишне уплаченного налога подлежит зачету в счет предстоящих платежей налогоплательщика по этому или иным налогам, погашения недоимки по иным налогам, задолженности по пеням и штрафам за налоговые правонарушения либо возврату налогоплательщику в порядке, предусмотренном данной статьей.

Зачет сумм излишне уплаченных федеральных налогов и сборов, региональных и местных налогов производится по соответствующим видам налогов и сборов, а также по пеням, начисленным по соответствующим налогам и сборам.

Зачет суммы излишне уплаченного налога в счет предстоящих платежей  налогоплательщика по этому или иным налогам осуществляется по решению налогового органа на основании письменного заявления (заявления, представленного в электронной форме с усиленной квалифицированной электронной подписью по телекоммуникационным каналам связи) налогоплательщика и приложенного судебного акта.

Правила, установленные ст. 78 НК РФ, применяются также в отношении зачета или возврата сумм излишне уплаченных авансовых платежей, сборов, пеней и штрафов. 

В соответствии с п. 1 ст.

391 НК РФ налоговая база определяется в отношении каждого земельного участка как его кадастровая стоимость по состоянию на 1 января года, являющегося налоговым периодом. Налоговым периодом признается календарный год (п. 1 ст. 393 НК РФ).

Пунктом 2 ст.

397 НК РФ установлено, что в течение налогового периода налогоплательщики (организации или индивидуальные предприниматели) уплачивают авансовые платежи по налогу, если нормативным правовым актом представительного органа муниципального образования не предусмотрено иное. По истечении налогового периода налогоплательщики (организации или индивидуальные предприниматели) уплачивают сумму налога, исчисленную в порядке, предусмотренном п. 5 ст. 396 НК РФ.

Из  системного толкования п. 1 ст. 391, п. 1, 5, 6, 7 ст. 396, п. 2 ст. 397 НК РФ, п. 3 ст. 66 Земельного кодекса Российской Федерации следует, что данные о кадастровой стоимости, установленной в размере рыночной подлежащим исполнению судебным актом, должны быть внесены в государственный кадастр недвижимости с момента вступления в силу судебного акта.

Установление кадастровой стоимости земельного участка в размере  рыночной вступившим в законную силу судебным актом, то есть изменение  кадастровой стоимости земельного участка судебным актом в течение налогового периода дает налогоплательщику право произвести перерасчет сумм авансовых платежей за отчетный период (квартал), определенных как одна четвертая налоговой ставки процентной доли кадастровой стоимости земельного участка по состоянию на 1 января года, являющегося налоговым периодом   (п. 5 ст. 396    НК РФ). Следовательно, налогоплательщик имеет возможность произвести зачет излишне уплаченных авансовых платежей в счет предстоящих платежей.

Знаковые решения ВС РФ по налоговым спорам 2021 года

В ходе ВНП налоговикам дали доступ непосредственно к бухгалтерскому учету компании в системе 1С. Налоговая такую откровенность не оценила и оштрафовала компанию почти на 5 млн руб. за непредставление 24 304 документов — по 200 руб. за каждую бумагу. Суды заступились за проверяемых.

За последние полгода суды и ФНС сформировали ряд новых правовых позиций. Разъяснили, как применять статью 54.

1 Налогового кодекса о необоснованной налоговой выгоде: ФНС, а следом Верховный суд, закрепили параметры «налоговой реконструкции» и рассказали, как нужно оценивать добросовестность налогоплательщика.

Но вот определенности по вопросу признания имущества движимым или недвижимым достичь не удалось.

Кроме того, в 2021-м случился первый в истории России разрыв соглашения об избежании двойного налогообложения с иностранным государством — и это, предупреждают эксперты, только «первая ласточка».

Необоснованная, налоговая…

Одним из самых заметных событий прошлого полугодия стало письмо ФНС от 10.03.2021 № БВ-4-7/3060@ «О практике применения статьи 54.1 Налогового кодекса». Налоговые органы применяют эту статью для доначислений по сделкам, которые, по их мнению, привели к получению необоснованной налоговой выгоды, например, вычетов НДС и других преференций.

В своем письме ФНС разъяснила параметры, по которым должно оцениваться поведение налогоплательщика. Так, если налогоплательщик по сделке с «технической компанией» не совершал умышленного правонарушения, следует проверить, проявил ли он «должную осмотрительность». Раньше налоговики не брали во внимание этот критерий, но теперь сами подчеркнули его важность.

Письмо дает налоговикам последовательный алгоритм выявления возможных злоупотреблений: от оценки реальности операции и исполнения обязательств по ней надлежащим лицом до установления подлинного экономического смысла операции и наличия деловой неналоговой цели ее совершения.

Налоговая реконструкция

Еще одно разъяснение касается вопроса налоговой реконструкции. Это когда налогоплательщик, который использовал схемы по уходу от налогов, доплачивает в бюджет столько, сколько заплатило бы добросовестное лицо в такой же ситуации.

С момента появления ст. 54.1 НК в 2017 году налоговая служба высказывалась против «налоговой реконструкции». Она выставляла «карательные» доначисления, зачастую превышающие объем обязательств добросовестного лица в такой же ситуации. Верховный суд был с этим не согласен и не раз указывал на недопустимость поверхностного подхода при рассмотрении таких дел.

Поэтому ФНС пришлось скорректировать свою позицию. Теперь налоговики применяют расчетный метод и выясняют, сколько налогов компания недоплатила в бюджет, и доначисляют налог не более этой суммы.

И если налогоплательщик не проявил осмотрительность, но все же понес реальные затраты по сделке, а расходы и вычеты могут быть рассчитаны по документам реального исполнителя по сделке — тогда налоговая реконструкция возможна.

В то же время ведомство, как обычно, выставило условия применения реконструкции — оно поставило ее в зависимость от добросовестного поведения должника.

Подход налоговой службы по налоговой реконструкции в скором времени поддержал Верховный суд. Уже через два месяца экономколлегия обратилась к практике применения ст. 54.1 НК и дал новые разъяснения по этому вопросу.

В майском определении по делу ООО «Фирма «Мэри» (№ А76-46624/2019) ВС поддержал государство.

Судьи экономколлегии пришли к выводу, что компания сама организовала схему по уходу от налогов и не помогла разобраться в реальности проведенных сделок ни в ходе проверки, ни в ходе дальнейшего судебного разбирательства.

При таких обстоятельствах права на «налоговую реконструкцию» у организации нет, указал ВС. Судьи признали правильным доначисление более 92 млн руб. налогов «Фирме «Мэри».

Расчетный способ уплаты налогов должен быть доступен тем налогоплательщикам, которые участвовали в схеме, но не подтвердили операции документально, указал ВС.

Такое чаще всего случается, если компания не участвовала в схеме по уходу от налогов и не получала выгоду сама, но неправильно выбрала контрагента и не проявила должной осмотрительности.

Право на вычет фактически понесенных расходов при исчислении налога на прибыль доступно и тем компаниям, которые помогали сократить потери казны и раскрыли сведения и документы, позволяющие установить фактического исполнителя по договору, обложить его налогом и таким образом вывести операции из «теневого» оборота.

Налицо небезупречная, но относительно стройная система критериев оценки налоговой выгоды, которая, пожалуй, впервые унифицирована между ФНС и Верховным судом. Нижестоящие налоговые органы и суды уже начали применять соответствующие подходы в своей работе.

Еще больше судебных споров по налогам мы рассмотрим на бесплатном вебинаре 26 августа. Записывайтесь.

Налоговая оговорка

В споре АО «Фармамед» и АО «Нижфарм» (№ А40-198919/2019) экономколлегия ВС разрешила взыскать с продавца 1,8 млрд руб. долга, который образовался в результате доначисления налога.

«Фармамед» продал исключительное право на товарные знаки «Нижфарму» через цепочку иностранных компаний за € 131 млн.

Налоговики выяснили, что включение иностранных компаний в сделку было нацелено на уклонение от уплаты налога на прибыль — и произвели доначисление. При этом договор между сторонами предусматривал, что все налоги оплачивает покупатель.

Но это не помогло «Фармамеду» оспорить доначисление, поэтому он решил отсудить эквивалентную сумму со своего контрагента. 

Две инстанции согласились взыскать с продавца долг, который образовался из-за уплаты налога. Но Суд по интеллектуальным правам с этим не согласился. Кассация объяснила это притворным характером сделок. Суд также отметил, что продавец участвовал в создании схемы уклонения от налога, поэтому доначисление не должно рассматриваться как существенное обстоятельство, влияющее на цену.

Судьи ВС пришли к выводу, что недействительным являлся только субъектный состав сделки — ведь участниками купли-продажи были российские фирмы.

Читайте также:  У родителей жены есть своя квартира. После свадьбы мы туда заселились в пустую квартиру, голые стены. Я залез в кредиты и сделал полный ремонт. Через несколько месяцев мы развелись?

Условие же о цене и порядке ее формирования должно сохранять свое действие и между реальными контрагентами.

Суд подтвердил, что налоговые оговорки могут сохранять силу и в тех случаях, когда их действие связано с последствиями уклонения от уплаты налога.

Расходы на ремонт

Еще одно знаковое решение Верховный суд вынес в феврале по делу «Промышленной группы «Метран» (№ А76-8895/2019).

Эта организация арендовала нежилые помещения и вложилась в их восстановление: отремонтировала шахту лифта, обновила вентиляцию, водопровод, освещение, отопление, поменяла окна и отделку. Арендодатель был согласен на изменения, но никак их не компенсировал.

Налоговики оценили это как «подарок» арендодателю и запретили списывать расходы на ремонт. Речь шла о 18,7 млн НДС и налога на прибыль.

ВС согласился с налоговиками, что, по общему правилу, расходы в виде остаточной стоимости неотделимых улучшений не подлежат единовременному списанию на момент возврата, а ранее принятый к вычету арендатором НДС подлежит восстановлению. С другой стороны, судьи указали исключения из этого правила, когда остаточная стоимость может быть учтена в составе расходов, а НДС не подлежит уплате.

Включение «недоамортизированной» части имущества в расходы по налогу на прибыль возможно, если арендатор докажет, что:

  • улучшения и траты на них были необходимы для деятельности налогоплательщика;
  • у налогоплательщика были намерения и возможности окупить затраты за счет использования арендованного имущества в течение срока аренды;
  • у налогоплательщика была разумная и экономически обоснованная необходимость прекратить аренду до того, как истек срок полезного использования улучшений, в том числе из-за объективной смены условий деятельности.

ВС занял по этому делу достаточно консервативную и жесткую позицию, основанную на презумпции недобросовестности налогоплательщиков. В то же время, определение ВС дает четкий и понятный алгоритм опровержения недобросовестности.

Тем самым ВС повысил определенность в вопросе порядка налогообложения этих операций, которой не хватало в условиях разнородной арбитражной практики.

Но проблему в полной мере это не решает, ведь критерии, которые предлагает оценивать ВС — во многом субъективные.

Движимое и недвижимое

А в деле ООО «Юг-Новый век» (№ А32-56709/2019) экономколлегия обратилась к проблеме переквалификации движимого имущества в недвижимость, что влияет на налоговую базу. Налогоплательщик в 2014 году приобрел по договору подряда распределительно-трансформаторную подстанцию для снабжения электричеством сочинской гостиницы Hyatt Regency. Ее разместили в здании энергоцентра.

Компания решила, что это движимый объект, и не платила с него налог на имущество. Ведь подстанция не зарегистрирована в ЕГРН, не состоит на техническом и кадастровом учете, разрешения на строительство и на ввод в эксплуатацию объекта капитального строительства не оформлялись, а монтаж энергоустановки в здании энергоцентра не свидетельствует о наличии прочной связи с землей.

Налоговая спорила: энергоустановка неразрывно связана с системой жизнеобеспечения здания гостиницы и «является составной частью объекта недвижимости». Поэтому чиновники доначислили почти 160 млн руб. налогов.

Суды разошлись во мнениях. Две инстанции поддержали налогоплательщика, а окружной суд разделил точку зрения ведомства. Точку в споре поставил Верховный суд.

Он призвал использовать при определении вещи как движимой или недвижимой правила бухгалтерского учета, а конкретно — Общероссийский классификатор основных фондов (он, например, относит к сооружениям коммунальные сооружения для электроснабжения и связи).

ВС указал, что энергоустановку нельзя отнести к коммуникациям здания энергоцентра и здания гостиницы по классификатору, ведь налогоплательщик покупал ее отдельно.

Юристы обращают внимание и на другой важный вывод суда о неприменимости гражданско-правовых институтов сложных и неделимых вещей в налоговых спорах.

Судьи подчеркнули, что «прочная связь» — это не тот критерий, который можно использовать при определении налоговой ответственности.

Также ВС подчеркнул, что режим движимого имущества также распространяется на некапитальные сооружения без фундамента и сопутствующих подземных сооружений.

Но при этом неясно, по какому критерию должны разграничиваться капитальные и некапитальные сооружения, которые согласно Общероссийскому классификатору основных фондов (ОКОФ) могут относиться к одной группе сооружений. Градостроительный кодекс в этой части использует тот же критерий прочности связи с землей, который Верховный суд призвал не использовать.

24 мая 2021 года, спустя несколько дней после публикации решения по делу «Юг-Новый век», ФНС опубликовала письмо о правилах разграничения движимого и недвижимого имущества.

ФНС также предлагает ориентироваться на критерии квалификации имущества в качестве основных средств, установленные в бухгалтерском учете (ОКОФ).

Например, согласно ОКОФ, оборудование не относится к зданиям и сооружениям, за исключением случаев, когда отдельные виды оборудования признаются неотъемлемой частью зданий.

Другие интересные споры

По 200 руб. за 24 000 документов: не многовато?

В ООО «ХимПром» проводили выездную налоговую проверку. Налоговикам дали доступ непосредственно к бухгалтерскому учету компании в системе 1С. Налоговый орган такую откровенность не оценил и оштрафовал компанию почти на 5 млн руб. за непредставление 24 304 документов — по 200 руб. за каждую бумагу.

Но суды апелляционной и кассационной инстанций встали на сторону компании и объяснили, в чем чиновники были не правы. Выездная налоговая проверка производилась по месту нахождения общества, которое предоставило инспекции доступ к первичной документации в полном объеме.

Поэтому невозможно обвинить налогоплательщика в том, что он не дал какие-либо документы. Кроме того, налоговая не объяснила, какие конкретно документы ей нужны — поэтому она не может оштрафовать налогоплательщика.

Эту позицию подтвердила и судья ВС, которая отказалась передать жалобу налоговиков на рассмотрение экономколлегии (№ А32-48817/2018).

«Резиновая» ВНП

Налоговая начала проверку общества «КомСтрин» в декабре 2015 года, закончила через год. А решение по итогам проверки вынесла еще через три года.

АСГМ в своем решении указал: с момента начала налоговой проверки до вынесения решения прошло около четырех лет, и все это время проводились мероприятия. Это означало длительную «неопределенность в правовом положении налогоплательщика.

Суд посчитал действия налоговой существенными нарушениями процедуры выездной налоговой проверки и удовлетворил требования налогоплательщика, признав незаконным доначисление налогов «КомСтрину» (№ А40-162676/2020). 16 июля 9-й ААС оставил жалобу без удовлетворения.

Кассационная жалоба. Как выиграть суд? • Гестион

Проиграли в суде первой инстанции и в апелляции, а решение суда вступило в законную силу? У Вас есть возможность подать жалобу в кассационный суд. В нашей новой статье мы расскажем, как это сделать.

Кассационное судопроизводство призвано защитить интересы заявителя (ответчика, истца или иного лица), предотвратить нарушение его законных прав и причинение вреда в ходе исполнения неправомерного решения.

Закон дает шесть месяцев на, но то, чтобы отправить кассационную жалобу на решение суда общей юрисдикции и три месяца на обжалование арбитражного решения.

Она составляется и направляется после принятия апелляционного определения и вступления решения суда в законную силу.

Рекомендация: Несмотря на относительно большой период для подачи кассационной жалобы — не затягивайте этот процесс. От Вашей оперативности зависит момент, когда вышестоящий суд отменит несправедливое решение.

«Непредсказуемая» кассация

Кассация — самый непредсказуемый этап обжалования несправедливого или «неугодного» судебного акта. Зачастую, кассационная инстанция оставляет без изменения судебные решения с явными признаками нарушений. Особенно это касается судов общей юрисдикции. Но почему так происходит? Ведь суд обязан защищать интересы «ущемленной» в правах стороны.

На этот вопрос есть два ответа. Если говорить о районных судах, то сегодня кассационное обжалование, как правило, происходит в том же субъекте РФ, где было вынесено первоначальное решение.

Например, жалоба на вступившее в силу решение райсуда, направляется в президиум суда субъекта РФ (верховного, областного, краевого и так далее), где функционирует данный суд. Этого требует ст.377 ГПК РФ.

И если суд субъекта станет один за другим отменять решения своих же нижестоящих инстанций, то это резко ухудшит статистику и вызовет вопросы из Москвы со стороны Верховного Суда. Именно данная ситуация и привела к очередной реформе судебной системы РФ, которая началась в прошлом году. Более подробно о ней мы расскажем чуть ниже.

Если же говорить об арбитражных кассационных судах, то они отменяют гораздо больше решений, чем их коллеги из сферы общей юрисдикции. Это происходит потому, что они не связаны «региональными» интересами и могут занимать более независимую позицию.

Впрочем, и здесь не всё так гладко. Зачастую на принятие решений серьезно влияет пресловутая судейская «корпоративность» (многие судьи кассационных и апелляционных инстанций знают друг друга очно или заочно), а также сложившаяся практика.

Ну, здесь уже ничего не поделаешь.

Вторая причина, по которой кассационная инстанция не всегда отменяет решения нижестоящих судов состоит в том, что она отталкивается от содержания кассационной жалобы и от приведенных в ней аргументов.

Кроме того, она проверяет законность решения суда.

Говоря простыми словами, кассационный суд не станет (и не обязан) подробно изучать обстоятельства дела и оценивать правильность оценки доказательств по делу «предыдущими» инстанциями.

Суд кассации не вправе пересматривать уже оцененные предыдущими инстанциями факты и обстоятельства, если оценка осуществлялась с соблюдением норм материального и процессуального права. Далее, он не может собирать дополнительные доказательства и привлекать к участию в деле новых фигурантов.

В результате бо

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *