Добрый вечер, у меня следующий вопрос: работая заместителем директора, на меня была оформлена доверенность в банке на распоряжение денежными средствами, подписанное директором (который был просто подставным лицом). с расчетного счета снимала деньги и передавала учредителю. Теперь учредитель обвиняет в присвоении денег. как мне себя защитить?

22.07.2021 Добрый вечер, у меня следующий вопрос: работая заместителем директора, на меня была оформлена доверенность в банке на распоряжение денежными средствами, подписанное директором (который был просто подставным лицом). с расчетного счета снимала деньги и передавала учредителю. Теперь учредитель обвиняет в присвоении денег. как мне себя защитить?

Мошенники, вылавливающие своих жертв через телефонные звонки, придумали новую историю для обмана доверчивых граждан. Сюжет настолько правдоподобен, что в него поначалу верят даже достаточно осведомленные граждане.

Татьяна С. по роду своей деятельности вынуждена  отвечать на звонки даже с незнакомых номеров, поэтому с мошенническими посягательствами, которые начинаются со слов «Вас беспокоят из службы безопасности Сбербанка..»  она сталкивается часто. Но в этот раз начало было другое.

Женский голос уверенным тоном представился Юлией Владимировной из управления собственной безопасности и противодействия коррупции МВД и спросил, кем ей приходится некая Марина Сергеевна В.? О такой женщине Татьяна ничего никогда не слышала, поэтому ответила отрицательно и поинтересовалась, а в чем собственно дело.

Тут последовала история о том, что данная гражданка пришла в Сбербанк (называется существующий адрес), предъявила нотариальную доверенность на распоряжение счетами своей тети Татьяны, которая якобы сейчас лежит в больнице и нуждается в средствах. Сотрудница банка нотариальную доверенность проверить, якобы, не смогла, но деньги выдать отказалась, со ссылкой на подозрительность документа.

Марина Сергеевна, проявив агрессию, ушла в другое более сговорчивое отделение, а Сбербанк обратился в полицию с заявлением о попытке мошенничества, и вот она, Юлия Владимировна, проводит проверку.

Грамотная с массой процессуальных подробностей речь «дознавателя» развеяла первоначальные подозрения Татьяны, а после слов о том, что ей нужно будет в какой-то момент прийти для дачи показаний по делу и ее вызовут повесткой, доверие установилось.

Она вступила в разговор о том, откуда могли мошенники узнать ее личные данные, о том, что подделка  нотариальной доверенности сегодня это бесполезная штука, поскольку  существует сервис проверки доверенностей, банки им успешно пользуются, а при малейших подозрениях связываются с нотариальными конторами для уточнения информации — благо Татьяна С. хорошо знакома с нотариальной сферой.

Юлия Владимировна умело поддерживала разговор и, судя по всему, не собиралась его заканчивать, что, казалось, странным.

 Видимо, сделав вывод о том, что клиент заглотнул крючок,  Юлия Владимировна  перевела разговор на то, что в процессе следствия, она будет посылать запросы в Центральный банк и счет арестуют, поэтому деньгами какое-то время пользоваться будет нельзя, и если есть какие-то обязательства которые нужно гасить, к примеру, кредиты, то… И тут, наконец, у Татьяны включилось  критическое мышление.

С чего это арестовывать счета, когда преступница не задержана, преступление не совершилось? С чего Сбербанку обращаться в полицию, когда деньги целы,  а полицейским проявлять такое рвение, когда потерпевшего  нет. Сразу стало ясно, что сейчас последует уже известное предложение о переводе средств на безопасный счет. И она сказала, что кредитов у ней нет, денег на счету тоже кот наплакал — арестовывайте, обойдусь, и попрощалась с собеседницей. Размышления о произошедшем прервал другой звонок. Теперь мужчина представился следователем и стал развивать ту же историю. Но Татьяна С. уже была готова, она спросила фамилию нотариуса, который якобы удостоверил  доверенность, но «следователь» сказал, что преступница скрылась, не оставив никаких документов. «А зачем тогда Вы мне звоните? — последовал вопрос, и на той стороне провода  предпочли прервать разговор.

Нотариальная доверенность – важная деталь в этой истории. Преступники, отработав версии с сотрудниками безопасности банков, ищут новые сценарии, которые выглядели бы правдоподобными и знакомыми для граждан.

К нотариусу за оформлением доверенности когда-либо обращался почти каждый, а институт нотариата пользуется доверием общества. В то же время все слышали, что современная полиграфия позволяет мастерски подделывать бумажные документы любой степени защиты.

«И какие молодцы правоохранители, что ищут этих мошенников», — думает в результате доверчивый обыватель.

На самом деле важно знать, что сегодня нотариальная доверенность защищена от подделки не бумажным бланком, а тем, что ее легко можно проверить в сервисе проверки доверенностей Федеральной нотариальной палаты http://reestr-dover.ru/. Перейдя по ссылке, достаточно ввести реестровый номер документа, дату выдачи доверенности и фамилию нотариуса. Если такая доверенность выдавалась, то система это подтвердит, если нет, то проинформирует о том, что сведений не найдено. В случае же доверенностей, выданных после 29 декабря 2020 года процедура проверки еще проще и надежнее — с помощью QR кода, который с этой даты размещается  на ряде нотариальных документов, в том числе и на доверенностях.  Проверку следует проводить на официальном сайте Федеральной нотариальной палаты notariat.ru  (привычное наведение камеры на маркировку также возможно, но не дает полной гарантии подтверждения подлинности).   На сайте ФНП  необходимо зайти в  раздел «проверка QR», далее разрешить сервису доступ к камере вашего устройства (смартфона или компьютера) и отсканировать с ее помощью QR-код на документе. Если  такой документ зарегистрирован в Единой информационной системой нотариата, то появится информация об основных реквизитах документа: сведения о заявителе или его представителе, дата совершения нотариального действия, вид нотариального действия и регистрационный номер, ФИО нотариуса, нотариальный округ нотариуса. Если QR-код не срабатывает или реквизиты  доверенности разнятся, значит, документ поддельный.

Банковские служащие давно практикуют проверку нотариальных доверенностей. Поэтому мошенники очень сильно рискуют, обращаясь в банк с липовым нотариальным актом.

Как и случилось в начале января 2021 года, когда преступники хотели снять очень крупную сумму в одном из банков Санкт-Петербурга по доверенности.

Все они оказались задержаны, после того, как банковский служащий выявил фальшивый характер бумаги.

Сотрудники банков очень ответственно относятся к проверке документов при получении средств, ведь если впоследствии выявится подделка, то банк будет обязан возместить потерпевшему  украденные средства.  

Нотариусы советуют, при звонках такого рода «правоохранителей», «служб безопасности» или других «специалистов», заботящихся о ваших деньгах не следует волноваться и принимать поспешных решений о переводе средств или сообщать им какую-либо информацию о счетах, номерах карт и кодах. Желательно вообще не вступать с ними в разговор, отключиться от вызова и самостоятельно обратиться в банк для проверки информации.

Как закрыть подотчет директора в 2021 году: шесть способов в помощь бухгалтеру

Добрый вечер, у меня следующий вопрос: работая заместителем директора, на меня была оформлена доверенность в банке на распоряжение денежными средствами, подписанное директором (который был просто подставным лицом). с расчетного счета снимала деньги и передавала учредителю. Теперь учредитель обвиняет в присвоении денег. как мне себя защитить?

Директор не отчитался по подотчету — классика жанра и вечная головная боль бухгалтера. Расскажем, что будет, если не закрыть подотчет, и какими способами можно списать зависшие суммы, чтобы не пришлось судиться с налоговиками.

Что будет, если бросить ситуацию на самотек

Подотчетные деньги, которые директор не возвратил в срок, отражаются в учете, как долг перед предприятием. Такой долг может висеть достаточно долго — до истечения срока исковой давности по ст. 196 ГК РФ (три года).

Эти деньги не являются доходом директора и не подлежат обложению НДФЛ.

Удержать налог предприятие вправе только в двух ситуациях:

  • долг был прощен;
  • истек срок исковой давности его взысканию

Казалось бы, все не так уже плохо, — ну есть подотчет, висит себе, никому не мешает, какие проблемы? Однако не все так просто, если:

  • деньги выдаются под отчет директору систематически, а он их не возвращает и не представляет документы по целевому расходованию этих средств;
  • организация не предпринимает никаких действий по взысканию накопленного долга, в частности, не удерживает эти суммы из заработной платы должника,

то при налоговой проверке инспекторы могут признать этот долг доходом директора. Результатом станет начисление на сумму долга страховых взносов, НДФЛ, а также штрафов и пеней.

Примеры судебной практики:

  1. Решение Арбитражного суда Курской обл. от 05.02.2019 по делу № А35-12731/2017. В результате ВНП налоговики признали долг директора по подотчету его доходом и начислили налог, штраф и пени. Организация пыталась оспорить это решение, но суды трех инстанций отказали в удовлетворении требований. А Верховный суд отказал в передаче кассационной жалобы для дальнейшего рассмотрения.
  2. Определением от 11.02.21 № 307-ЭС20-23792 в аналогичной ситуации с незакрытым подотчетом директора Верховный суд также признал начисления и штрафы правомерными.

Немного теории о подотчете

До того, как мы озвучим возможные варианты погашения долга, кратко озвучим ключевые моменты действующего законодательства.

Сегодня правила наличных расчетов регулирует Указание ЦБ от 09.12.2019 № 5348-У. Согласно Указанию организация не вправе потратить возвращенные подотчетные средства на какие-либо цели напрямую. Эти деньги нужно обязательно внести на расчетный счет, а уже потом — потратить на необходимые нужды.

Таким образом, если в кассовых документах отражен возврат подотчетной суммы, а далее эти деньги тут же выданы из кассы на какие-либо цели, минуя р/с — это нарушение действующего законодательства.

Чем же оно грозит?

Это нарушение карается по ст. 15.1 КоАП РФ: руководителя могут наказать на сумму от 4 до 5 тыс. рублей, а саму организацию — на сумму от 40 до 50 тыс. рублей.

Однако у организации есть возможность избежать штрафа. Так:

  1. Срок привлечения к ответственности за нарушение кассовой дисциплины, если оно не связано с применением онлайн-кассы (а это не наш случай) — 2 месяца (4.5. КоАП РФ).
  2. Согласно ст. 3.4 и 4.1.1 КоАП РФ штраф для и субъектов малого и среднего бизнеса может быть заменен предупреждением, если правонарушение совершено впервые и не нанесло вреда жизни и здоровью людей или ущерба имуществу.

И еще важный момент:

Согласно последней редакции Указаний ЦБ от 11.03.2014 № 3210-У организация самостоятельно устанавливает сроки, в которые работник должен отчитаться по подотчетным суммам. То есть выдавать деньги под отчет можно не только на несколько дней (месяцев), но и даже несколько лет.

Но нужно понимать, что такой длительный срок должен быть обоснован производственной необходимостью. В противном случае налоговики опять же могут переквалифицировать висящий долг в доходы. Однако установить разумный, но достаточно протяженный срок — можно.

Например: прописать в приказе, что директор должен отчитаться по подотчету в течение полугода. Этот срок дает возможность подобрать оптимальный вариант погашения долга, если документов, подтверждающих целевые расходы, нет.

Но вот срок подачи авансового отчета истек, а денег и документов нет, как погасить долг? Приведем несколько доступных вариантов.

Читайте также:  Как взыскать алименты после решения суда?

Удержать долг из заработной платы

Классический способ погашения долга. Удержать сумму долга из заработной платы можно только с согласия директора.

Приказ об удержании нужно подписать в течение месяца с даты окончания срока возврата подотчетной суммы.

Размер удержания не должен превышать 20% от суммы заработной платы. Если сумма долга большая, вычитать ее придется в несколько этапов.

Пример: долг директора по подотчету — 200 тыс. рублей. Его заработная плата — 100 тыс. рублей. Значит ежемесячно из зарплаты можно удерживать сумму в размере:

(100 тыс. руб. — 100 тыс. руб. * 13%) * 20% = 17,4 тыс. руб.

Таким образом на руки ежемесячно директор будет получать:

100 тыс. руб. — 13 тыс. руб. (НДФЛ) — 17,4 тыс. руб. = 69,6 тыс. руб.

Страховые взносы на сумму заработной платы начисляются в общем порядке.

На прибыль компании сумма выданного и возвращенного подотчета никак не влияет, ведь ни дохода, ни расхода не возникло.

Выдать заем на сумму долга

Заключаем с директором договор процентного займа (именно процентного, чтобы снять проблему ежемесячного начисления дохода с материальной выгоды). Переводим средства на карточку директора или выдаем деньги из кассы.

Важно: выдать заемные средства из кассы напрямую нельзя. Если по каким-либо причинам перевести деньги сразу на личный счет заемщика невозможно, то нужную сумму необходимо снять с расчетного счета.

Далее директор погашает подотчет полученными средствами. Сразу оговоримся, что долг в данном случае никуда не исчезает. Просто «переезжает» в другую строку баланса. Договор займа может быть оформлен на любой срок. Так как договор процентный, то есть налицо экономическая выгода для организации, то вопросов у проверяющих, как правило, не возникает.

В дальнейшем организация долг директору может простить.

Простить долг

Прощение долга оформляют договором дарения. Сумма прощенного долга облагается НДФЛ. При удержании налога из суммы долга вычитают 4 тыс. рублей, если ранее в этом году директор подарков от компании не получал (п. 28 ст. 217 НК РФ). Налог удерживают при ближайшей выплате дохода в денежной форме.

Обратите внимание, что доход в виде прощенного долга по договору дарения директор получает уже в рамках гражданско-правовых, а не трудовых отношений. Следовательно, такой доход не может облагаться страховыми взносами (п. 4 ст. 420 НК РФ).

Однако налоговики могут проверить операции по прощению долга на обоснованность и периодичность. Если использовать этот метод систематически и без оснований, то избежать последствий в виде начисления страховых взносов уже не удастся.

Пример: долг директора составляет 200 тыс. руб. На дату подписания договора дарения у директора возникает налогооблагаемый доход. НДФЛ:

(200 тыс. руб. — 4 тыс. руб.) * 13% = 25,48 тыс. руб.

Сумму прощенного долга в расходах организации не учитывают.

Такском дарит новым клиентам годовую скидку 50% на электронную отчетность Онлайн-Спринтер при переходе от конкурентов. Меняйте оператора с выгодой.

Подключиться

Выплатить дивиденды и погасить долг этой суммой

Если ваш директор является учредителем, а по итогам отчетного периода организация получила прибыль, можно погасить подотчет за счет дивидендов.

Важно: если вы собираетесь выплатить дивиденды собственнику ООО до окончания года (например: по итогам квартала), сначала нужно убедиться, что возможность выплаты промежуточных дивидендов зафиксирована в уставе общества.

Составляем протокол учредителей (решение единственного учредителя) и справку о начислении дивидендов.

Полагающуюся к уплате сумму перечисляем директору — участнику ООО в установленный срок. Далее директор снова вносит средства в кассу или на счет организации, как возврат подотчета.

Дивиденды облагаются НДФЛ по ставке 13% до суммы в 5 млн руб., и 15% с суммы превышения.

Пример: сумма начисленных дивидендов — 200 тыс. руб. НДФЛ к уплате составит: 200 тыс. руб. * 13% = 26 тыс. руб.

Страховые взносы уплачивать не нужно. В базу по налогу на прибыль или УСН включить дивиденды нельзя.

Купить у директора ТМЦ

Можно купить у директора товарно-материальных ценности: стол, кресло, шкаф, ноутбук, запчасти, оборудование, стройматериалы для ремонта и т. д. А может в вашей компании уже используется имущество директора, которое нигде не учтено. Самое время правильно это оформить.

Оформляем договор купли-продажи и акт приема-передачи. Или составляем закупочный акт, который заменяет оба указанных документа (форма № ОП-5 или самостоятельно разработанный бланк со всеми необходимыми реквизитами). Выплачиваем директору стоимость имущества, а далее он за счет этих средств погашает зависший подотчет.

НДФЛ со стоимости проданного имущества директор должен заплатить самостоятельно. В данной ситуации организация не выступает налоговым агентом.Однако, если это имущество находилось в собственности директора больше 3 лет, или его стоимость не превышает 250 тыс. руб. — то ему не придется ни уплачивать налог, ни подавать декларацию 3-НДФЛ (закон от 02.07.2021 № 305-ФЗ).

При этом организация вправе учесть приобретенные ТМЦ в расходах.

Пример: директор продал компании 10 стульев для офиса, 2 стола, копировальный аппарат, 2 ноутбука, 2 болгарки и строительные материалы для ремонта цеха на общую сумму 200 тыс. руб. Покупку оформили закупочным актом. Обязанности отчитаться перед налоговой инспекцией и уплатить налог у директора не возникает. Организация может отнести стоимость малоценки на расходы.

Списать часть трат на представительские расходы

При условии наличия первичных документов можно переквалифицировать обеды в ресторанах, доставку гостей до места проведения мероприятия и обратно в проведение деловых переговоров в интересах бизнеса.

Скажем сразу, документов потребуется немало. Если суммы мизерные, то затраты времени на оформление документов себя не оправдают.

В частности вам могут потребоваться:

  • положение о представительских расходах в организации;
  • приказ (распоряжение) о затратах на такие мероприятия;
  • смета представительских расходов;
  • отчет, в котором должны быть отражены: цель мероприятия, дата, время и место проведения, программа мероприятия, результат его проведения.;
  • протокол встречи;
  • журнал регистрации участников и т. д.

Представительские расходы можно учесть в расходах по налогу на прибыль, но только в пределах норматива: не больше 4% от фонда оплаты труда за отчетный (налоговый) период (п. 2 ст. 264 НК РФ).

В расходы по УСН представительские расходы включить нельзя, так как этих расходов нет в закрытом перечне п. 1 ст. 316.16 НК РФ.

Три полезных совета напоследок

1. Не стремитесь списать сумму подотчета единовременно, лучше это делать по частям.

2. Старайтесь не вносить в кассу полную сумму ранее выданного подотчета, хотя бы часть стоит потратить.

В противном случае проверяющие могут начислить НДФЛ с материальной выгоды за беспроцентное использование денежных средств.

3. По мере сил и возможностей боритесь с регулярной практикой траты денег организации на личные цели. Это крайне сложная задача, но важно донести до руководителя, что бездумные расходы наносят ущерб организации и чреваты санкциями со стороны налоговой инспекции.

«Если директор не передает документы, нужно привлекать к ответственности»

Какие действия руководителей компаний, признанных банкротами, чаще всего расцениваются как недобросовестные и почему бессмысленно уничтожать документы должника, “Ъ” рассказал арбитражный управляющий Алексей Кочетов.

— По каким признакам вы относите поведение директора к потенциально недобросовестному?

— Здесь самое главное — это отсутствие документов, обосновывающих целесообразность тех или иных сделок. К примеру, если уходит какой-нибудь платеж в организацию без свидетельства, что было встречное исполнение, то это, как правило, все-таки вывод денежных средств.

Либо видно, что у предприятия находилось в собственности какое-то имущество, но по факту оно отсутствует, и нет документов о том, куда оно делось. Уже за два-три месяца работы с должником можно понять, есть основания к привлечению или нет.

Но за обычные деловые просчеты такая ответственность возникать не должна.

— Примерно какой процент руководителей вы пытаетесь привлечь к ответственности?

— В моей практике это каждый пятый случай. Если я не вижу серьезных злоупотреблений, то не буду привлекать, хотя у любого арбитражного управляющего есть субъективное мнение по основаниям привлечения к субсидиарке.

Другой вопрос, если директор не передает какие-либо документы (а это частое явление), здесь нужно в каждом случае требовать привлечения к ответственности, потому что без документов бухучета и первичных документов о движении активов невозможно понять работу предприятия.

К примеру, я вижу в СПАРКе, что за 2018 год у предприятия была дебиторская задолженность 50 млн руб., в 2019 году непонятно, что происходило, а в 2020-м начинается банкротство.

Естественно, эта задолженность не могла просто исчезнуть, либо она была погашена (причем необязательно деньгами, мог быть зачет или отступное), либо с дебитором были подписаны закрывающие документы.

Если же такие открытые данные показывают, что такого ценного имущества никогда не было у должника, при этом директор объясняет, что сервер с бухгалтерской программой сгорел, и начинает раскрывать информацию, активно сотрудничать, то, даже несмотря на то что бухотчетность отсутствует, мы понимаем, что оснований для привлечения нет. Тут нужно подходить индивидуально. Еще лет пять-шесть назад директора гораздо хуже взаимодействовали с управляющими, они «уходили в несознанку» и получали многомиллионные иски.

— Требуется ли вам какое-либо экспертное мнение для оценки действий директора или вы справляетесь сами?

— Есть очевидные факты злоупотреблений, они выявляются сами, там образования и знаний АУ достаточно. Но бывают ситуации, когда привлечение эксперта — это могут быть экономисты, производственники, оценщики, специалисты по бухгалтерскому аудиту и финансам — необходимо.

Например, ничего плохого руководитель не делал, имущество не выводил, продукцию реализовывал по нормальным ценам, никакой штат не раздувал, но у компании были убытки.

Можно ли за ведение такой деятельности привлечь к ответственности? Тут нужно понять соотношение предпринимательского риска и умысла, именно для этого нужно мнение эксперта.

Или экспертиза требуется для оценки актива по конкретной сделке, где сложно найти аналог, где оборот товаров не очень популярен — недвижимость или редкоземельные металлы, дебиторская задолженность, объекты интеллектуальной собственности или акции компаний.

— Расскажите про наиболее громкие случаи недобросовестного поведения директора из вашей практики.

— Был региональный застройщик, реальный собственник которого получил срок за бытовуху, и он пасынку оформил доверенность на ведение всех дел. Пасынок решил продать права застройки, право аренды земельного участка (где-то уже были незавершенные объекты строительства) федеральному застройщику, но сделать это через «прокладку».

Он пытался это все обустроить так, что права ничего не стоят, продал их некоей компании за символические деньги, а потом они были задорого перепроданы федеральному застройщику (150 млн руб.).

Читайте также:  В конце 2013 года уволился из компании в которой до этого работал директором. моя трудовая книжка находится у учредителя компании?

Какие-то деньги — около 20% — тратились на нужды застройщика, а какие-то просто уходили, на них приобретались активы, часть из которых удалось арестовать в рамках субсидиарки. Там не было возможности оспорить сделки из-за неучастия в них должника, но удалось привлечь к субсидиарной ответственности.

В итоге не только пасынок был привлечен, но и те лица, которые приобретали на себя имущество, так как удалось доказать, что они с ним связаны и извлекли выгоду из его недобросовестного поведения.

— Какие советы вы бы дали директору компании-банкрота, чтобы снизить его риски привлечения к субсидиарной ответственности?

— Желательно хранить основные документы компании и обеспечивать их целостность, а не ссылаться потом на пожар или затопление офиса. Если передавать документы, то не какие попало, а именно те, которые нужны для оценки деятельности предприятия и формирования конкурсной массы. В каком-то случае можно застраховаться, но это не помогает, как правило.

Письменно сообщать о проблемах совету директоров и учредителям, пытаться выходить из кризисной ситуации, к примеру, сдавать помещения в аренду, если основная деятельность убыточна, составлять экономически обоснованный — с конкретными расчетами и сроками реализации — план спасения.

Ну и в любой момент можно написать заявление по собственному желанию, если кажется, что возникают серьезные проблемы.

Интервью взяла Екатерина Волкова

Добрый вечер, у меня следующий вопрос: работая заместителем директора, на меня была оформлена доверенность в банке на распоряжение денежными средствами, подписанное директором (который был просто подставным лицом). с расчетного счета снимала деньги и передавала учредителю. Теперь учредитель обвиняет в присвоении денег. как мне себя защитить?

Каковы судебные перспективы руководителей обанкротившегося бизнеса

Читать далее

За что накажут номинала: пять арбитражных дел о подставных директорах — новости Право.ру

В деле о банкротстве «Новых строительных технологий» (НСТ) № А60-54141/2015 арбитражный управляющий Роман Буров пытался вернуть 12,4 млн руб., которые неустановленное лицо вывело со счета с помощью корпоративных карт в 2013 году.

Одной из ответчиц была Елена Петровская, которая, согласно показаниям бухгалтера, выступала номинальным директором «НСТ», «раз или два раза в месяц приезжала подписывать документы и получала за это деньги». Фактически руководила компанией Елена Смирнова – она «имела доступ к банковским счетам и карточкам, вела переговоры, но бумаги не визировала».

Это подтвердила и сама Петровская, которая рассказал, что компанию «НСТ» создали для фиктивного участия в торгах, чтобы изображать конкуренцию.

АС Свердловской области отказался взыскивать пропавшие 12,4 млн и с «номинала» Петровской, и с теневого директора Смирновой. Он пришел к таким выводам, потому что Петровская не имела доступа к счетам и, судя по отметкам в загранпаспорте, находилась за рубежом, когда снимали деньги. Что касается Смирновой, то управляющий не доказал, что она контролировала должника именно в спорный период.

Практика Суд объяснил, за что накажут номинального директора

Иного мнения оказались 17-й арбитражный апелляционный суд и АС Уральского округа, которые обязали вернуть деньги обеих ответчиц. Они посчитали, что причастность Смирновой доказана, и подробно объяснили, почему номинальный руководитель Петровская тоже отвечает за недостачу.

Она не доказала, что не распоряжалась счетом должника и не имела доступ ко счетам, хотя она была директором, для которого эти полномочия презюмируются. Более того, Банк.24, где «НСТ» открыли счет, сообщил, что держателем корпоративной карты и владельцем ключа ЭЦП числилась именно Петровская.

К тому же, даже если она формально участвовала в создании компании, она по-прежнему обязана контролировать денежные операции компании, решили апелляция с кассацией.

Они расценили не в пользу Петровской и ее собственные слова о том, что компания была создана для фиктивного участия в торгах, то есть с противозаконной целью.

Подпись – значит помощь

Конкурсный управляющий «ЭТК «Кама» Лев Шляпин добивался привлечения к субсидиарной ответственности не только его теневого бенефициара Вячеслава Потанина, но и номинального руководителя Игоря Черепанова.

В деле № А50-16985/2014 АС Пермского края согласился, что Потанин должен отвечать по долгам компании на 870,9 млн руб., выведенных по договорам займа. А Черепанову сначала удалось избежать ответственности.

Директор убедил суд в том, что он лишь «беспрекословно исполнял волю Потанина, не имел личного интереса и не получал никакой выгоды, когда подписывал договора займов».

Директору удалось убедить суд, что он лишь «беспрекословно исполнял волю» настоящего руководителя. Но апелляция отменила это решение.

Такое решение обжаловали Шляпин и налоговая, которая выступала кредитором. 17-й арбитражный апелляционный суд изменил решение в мае 2018-го. Черепанов занимал должность директора, а значит, обязан был действовать добросовестно, разумно, в интересах общества.

Однако именно он подписывал договоры займа, с помощью которых из фирмы выводили деньги. Даже если он выполнял волю Потанина и не интересовался последствиями сделок – такое поведение все равно нельзя назвать добросовестным, рассудил 17-й ААС.

По его мнению, освобождая Черепанова от ответственности, первая инстанция не учла разъяснения п. 6 постановления Пленума ВС № 53 от 21 декабря 2017 года.

Он гласит, что формальный директор, даже целиком устранившись от дел, не утрачивает статус контролирующего лица, ведь он юридически сохраняет свои полномочия.

Директор-агент

В банкротном деле ООО «Водопроводно-коммунальное хозяйство» АС Кемеровской области решал, кого привлечь к субсидиарной ответственности на 30 млн руб. за неподачу заявления в суд при наличии признаков банкротства (к ним управляющий Сергей Бычков отнес 2 млн руб.

долга по аренде). Управляющий и кредитор ФНС настаивали, что отвечать по долгам компании должен ее бывший директор Сергей Кабаев. Он значился как глава фирмы в ЕГРЮЛ и уже привлекался к административной ответственности за то, что не подал заявление о банкротстве.

В этом сюжете

Но арбитражный суд с этим не согласился. Он пришел к выводу, что виноват «не номинальный директор Кабаев, а ООО «Тепло» в лице директора Н. Зайкова, которое по агентскому договору получило полномочия по руководству текущей деятельностью общества». Это подтверждается постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Зайкова по признакам ст. 199.

2 УК («Сокрытие средств, за счет которых должны были уплачиваться налоги»). Как показала уголовная проверка, в 2014–2015 годах директором значился Кабаев, но фактически фирмой руководил Зайков. В материалах проверки были изложены и показания самого «номинала» – тот утверждал, что не ведал финансовыми и хозяйственными делами компании и был в подчинении у Зайкова.

В итоге АС Кемеровской области отказался привлекать к субсидиарной ответственности. Управляющий не смог доказать, что делами фирмы действительно управлял Кабаев, а 2 млн руб.

долга по аренде необязательно означали неплатежеспособность компании, которая имела положительные бухгалтерские балансы.

Такое решение в деле № А27-10079/2016 суд вынес в июне 2018 года, и, как сообщает Caselook, оно не обжаловалось.

Бенефициары вступились за «номинала»

Юрий Беспалов и Андрей Кияшко, которые получили 10 лет лишения свободы на двоих за обман и присвоение денег дольщиков (ч. 4 ст. 159 УК), просили не привлекать к субсидиарной ответственности на 4,3 млн руб. номинального директора одной из своих фирм «КБ-Новый Дом» Максима Некоза.

Он не передал документы компании-банкрота ее конкурсному управляющему Михаилу Бендикову. Без них сложно было понять, какие активы компании можно продать для расплаты с кредиторами. Поэтому Бендиков решил, что Некоз должен ответить по долгам «КБ-Новый дом» в рамках дела № А53-513/2016.

Против этого возражал Беспалов, который прислал письменные пояснения из СИЗО. Он пояснил, что Некоз лишь формально числился директором и учредителем компании, не руководил ею и не управлял денежными потоками.

Право первой подписи в банке, которое давало право распоряжаться финансами, кроме Некоза, имели Беспалов и Кияшко (в банке подтвердили, что платежные поручения подписывали только теневые директора). Беспалов объяснил, что все документы он хранил у себя, а затем они были частично изъяты при обыске, частично утеряны.

То есть Некоз ничего и не мог передать управляющему. Также Беспалов рассказал, что в 2015 году они с Кияшко решили назначить его директором вместо «номинала», потому что «предполагалась активно вести строительство, требовалось реальное постоянное руководство предприятием».

Об этом оформили протокол общего собрания участников в том же 2015-м. Беспалов якобы договорился с Кияшко, что тот зарегистрирует изменения в ЕГРЮЛ, но последний этого почему-то не сделал.

Бенефициары просили не привлекать «номинала» к ответственности, потому что он ничего не решал в бизнесе. Но суды пришли к другому выводу.

Суды согласились, что Некоз был формальной фигурой в «КБ-Новый дом», но отказались освобождать его от ответственности. Несмотря на объяснения о смене директора, главой компании в ЕРГЮЛ значился по-прежнему Некоз до начала банкротства в 2017-м. Юридически он сохранял право подписи в банке.

Получив требование управляющего передать документы, Некоз ничего не предпринял: он умолчал, что является «номиналом», не требовал у Беспалова и Кияшко отдать ему бумаги компании, не сообщил, что их изъяли оперативники. АС Ростовской области привлек «номинала» к ответственности на все 4,3 млн руб., но апелляция сократила эту сумму в три раза, до 1,4 млн руб.

Ответчик раскрыл информацию, которая помогла установить бенефициаров, объяснил 15-й арбитражный апелляционный суд.

Читайте также:  ДТП из-за дефекта дороги

Не получила документы

Динара Хузина руководила компанией «Исток» с 2012 до 11 февраля 2015 года, а затем ее сменила Ольга Кочанова.

Процедуру банкротства «Истока» по заявлению кредитора начали в конце 2015 года, но арбитражный управляющий Лариса Михайлова не смогла получить у Кочановой бухгалтерскую и финансовую документацию компании. Та ответила, что у нее ничего нет и к фирме не имеет никакого отношения.

В результате Михайлова не смогла сформировать конкурсную массу для расчетов с кредиторами. Она потребовала, чтобы суд привлек к субсидиарной ответственности на 1,1 млн руб. и Хузину, и Кочанову в деле № А07-26128/2015.

Суды согласились, что по долгам «Истока» должна отвечать Хузина, потому что в период ее работы – с конца 2014 по 9 февраля 2015 года – из общества выводились средства.

При этом две инстанции освободили от ответственности Кочанову. Они подтвердили, что «номинал» не получала документацию фирмы от Хузиной.

А последняя не доказала, что исполнила обязанность обеспечить сохранность бумаг и передать их следующему директору.

Ответственность номинального директора 2021

Какая ответственность введена для гражданина, который по документам стал генеральным директором, но не контролирует фирму и не участвует в ее работе? Об этом поговорим в данном материале. Также рассмотрим опасности для фактических руководителей и для компаний, возглавляемых подставным директором.

Зачем нужен номинальный директор

Есть разные причины для привлечения номинального директора (см. таблицу 1). В том числе, законные. Его приглашение всегда рискованно как для гражданина, так и для предприятия. Но риски можно снизить. В частности, с помощью требований к подставному директору.

Таблица 1. Отдельные причины, когда приглашают номинального директора

№ п/пПричина
1 Несколько компаний фактически возглавляет один и тот же человек. При официальном руководстве налоговики заявят о взаимозависимости предприятий. Это приводит к спорам с инспекцией. Избегая их, многие «на бумаге» меняют ген. директора для одной из организаций.
2 Фирма практически прекратила деятельность, но нежелательно ее исключение из госреестра. Скажем, из-за проверки, ожидаемой при исключении. Либо из-за возможного возобновления бизнеса. Тут часто решают сохранить компанию, но сменить руководителя. Причины замены различны. Например, неоправданность отвлечения опытного управленца на неработающую организацию.
3 Фактический руководитель не может или не желает официально возглавлять предприятие. Это связано с его статусом (госслужащий и пр.), дисквалификацией, иными причинами.
4 Нужно перевести активы в формально независимую компанию. Или разделить бизнес на несколько фирм.
5 Надо избежать согласований или иных усложняющих процедур. Это, к примеру, актуально для акционерных обществ. Они обязаны уведомлять членов совета директоров (а иногда и акционеров) о сделках с заинтересованностью. Один из их признаков – близкое родство руководителей предприятий, участвующих в сделке. Если одного из них сменит номинальный директор, то нет причин для согласования.

Требования к номинальному директору и его обязанности

В объявлениях о вакансиях требования зачастую минимальны. Сказано о необходимости быть на связи, пунктуальности, «приличном внешнем виде», отсутствии судимостей и пр. Но объявления нередко размещают посредники, не отвечая за последствия сотрудничества с фиктивным руководителем.

Избегая неприятных последствий, лучше вводить дополнительные требования. Они, в частности, связаны с репутацией номинального директора. Ее можно проверить с помощью сервиса «Прозрачный бизнес», разработанного ФНС России.

Там в поисковое поле надо внести фамилию, имя и отчество гражданина, его ИНН. Это позволит узнать, не относится ли претендент к тем, кто дисквалифицирован или упомянут в подпункте «ф.» пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.01 № 129-ФЗ.

Там, в частности, сказано о руководителях компаний, исключенных из госреестра с непогашенными долгами перед бюджетом. Они не могут быть учредителями и ген. директорами новых фирм. Запрет действует три года (с момента исключения должника из госреестра).

Также для подставного директора или учредителя нежелательно включение в перечень массовых. С ним можно ознакомиться в сервисе «Прозрачный бизнес» или в отдельном реестре.

Пример

Заявление на госрегистрацию компании подано от имени руководителя и учредителя. Вместе с тем, он уже был генеральным директором в 16 организациях. Причем 10 исключены из ЕГРЮЛ (в том числе из-за непредставления отчетности и отсутствия операций по счету). Остальные шесть названы действующими. Но не доказано, что ими фактически руководит заявитель. Он не получает зарплату в данных фирмах.

Не работая в 16 компаниях, заявитель не будет работать и в семнадцатой. Так решила ИФНС. Она указала – заявление на регистрацию недостоверно (искажены сведения о ген. директоре). Значит, не сдано. Это позволяет отказать в регистрации (подп. «а» п. 1 ст. 23 Закона № 129-ФЗ). Так считает и Арбитражный суд Поволжского округа (постановление от 06.12.18 № Ф06-40213/2018).

Ген. директору не запрещено совмещение. Суд мог бы отменить отказ в регистрации – если доказано, что заявитель фактически руководит новой фирмой.

При регистрации налоговики нередко беседуют с генеральным директором. В частности, предупреждают об ответственности фиктивного директора. Также они спрашивают о ведении учета, возможных поставщиках и т.д.

Лучше, если руководитель сможет ответить (хотя бы кратко). Иначе не исключен отказ в госрегистрации. В суде он оспорим (отсутствие пояснений не доказывает фиктивность работы). Это ясно из пункта 1.2 Обзора, высланного письмом ФНС России от 28.12.

18 № ГД-4-14/25946. Но судебных тяжб лучше избегать.

Способы защиты бизнеса от подставного директора

Сотрудничество с номинальным директором связано не только с рисками в регистрации. Есть и другие. Например, хозяйственные – если подставной директор приглашен в работающую компанию. Формально у него есть полномочия для управления чужим бизнесом. Поэтому бизнес надо защитить. Способы индивидуальны. Их делят на три группы.

Первая – ограничения для фиктивного руководителя (см. таблицу 2).

Таблица 2. Примеры ограничений для номинального директора

Суть ограниченияПояснение
Ограничения в доступе Номиналу редко дают доступ к печати фирмы и к системе «Клиент-банк». У него не стоит хранить документы предприятия. Лучше не создавать ситуаций, когда он может сделать копии с документов.
Дополнительное согласование значимых операций К таким операциям относят выдачу средств, отпуск товара, передачу материалов. Их выполняют лишь после одобрения фактическим руководителем или уполномоченными лицами. Необходимость письменного одобрения вводят в документах предприятия.
Ограничения, вводимые в уставе (они нужны, когда номинальный директор – один из учредителей) Ограничения зависят от организационно-правовой формы компании. К примеру, в уставе ООО лучше не прописывать право на продажу доли без уведомления прочих учредителей. Без такой формулировки у других учредителей будет преимущественное право на приобретение доли. Это поможет избежать ее перехода к конкурентам и нежелательным совладельцам. Еще в устав ООО можно внести право компании самой выкупить долю, если она не приобретена другими учредителями.

Во вторую группу входят меры, позволяющие быстро уволить подставного директора и указать на отсутствие у него полномочий. К примеру, получение от него заявления об увольнении, где нет даты. Если номинальный директор одновременно и учредитель, то с ним часто оформляют соглашение о передаче доли. В нем также не ставят дату.

Третья группа мер – подготовка документов, обеспечивающих работу предприятия. Это доверенности и приказы, где закреплены полномочия менеджеров и других специалистов. Их подписывает номинальный директор. Как правило, одна из доверенностей выдается на того, кто фактически организует деятельность компании. И она предусматривает все полномочия, нужные для управления.

Даже полный комплект защитных документов не избавит от всех рисков. Но фиктивного руководителя стоит предупредить об опасности действий, невыгодных фирме. Ее убытки могут быть взысканы с подставного директора. И это не единственный вариант ответственности по законодательству РФ, угрожающей номинальному директору.

Работа компании и уголовная ответственность номинального директора

По документам подставной директор отвечает в целом за организацию. Так что перечень статей, по которым возможна уголовная ответственность номинального директора, обширен. Их можно разделить на две части.

В первую (основную) входят статьи, связанные не с регистрацией, а с деятельностью компании. К примеру, неуплата налогов или мошенничество.

По таким статьям чаще наказывают фактического руководителя. Номинальный же становится свидетелем. Хотя и его могут осудить. В частности, когда подставной директор использован не только для регистрации юрлица.

Пример

Фирма не планировала продавать товар. Но получила аванс и не вернула его. Так руководитель компании завладел чужими средствами «путем обмана или злоупотребления доверием». Это мошенничество (ст. 159 УК РФ) – заявил обвинитель.

Гражданин указал: он лишь номинальный директор. Фактически у него был руководитель (связь с ним потеряна после поступления претензий от контрагентов). Ему переданы все деньги. У подставного директора средства не найдены. Обвиняемый привел и иные доводы. В частности, пояснил, что у него есть основное место работы и нет времени руководить другой организацией.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *